«Белые» фашисты в предвоенный период

Фото из открытых источников

После окончания Гражданской войны в эмиграции оказалось, по разным оценкам, от 1 до 1,5 млн. бывших российских подданных. Большая их часть обосновалась в Европе – Франции, Германии, Чехословакии и на Балканах, кто-то отправился в Великобританию и США, значительная «белая» диаспора образовалась также и в Маньчжурии (Харбине).

Разумеется, не все из них были фанатичными врагами советского строя: к сожалению, логика любой гражданской войны такова, что большое количество людей, так или иначе связанных с проигравшей стороной, оказываются вынуждены покинуть Родину. Однако было среди них достаточно и тех, кто настолько проникся яростью гражданского противостояния, ненавистью к большевикам и созданному ими новому государственно-политическому проекту – Советской России – что стремился и из эмиграции «продолжить борьбу», не гнушаясь при этом сотрудничества с иностранными державами, которые, разумеется, менее всего беспокоились о судьбе России и русского народа, а лишь стремились достичь своих внешнеполитических целей.

Поскольку первичной основой для создания таких реваншистских «белых» групп был политический антибольшевизм, в их идеологии закономерно и очень быстро возобладали фашистские взгляды. Ведь в 1920-1930-е гг. (на фоне очевидного кризиса международной системы, созданной в Версале державами-победительницами в Первой мировой войне, и роста социальных противоречий) в мире популярность набирали левые взгляды. Спектр левых убеждений охватывал и интеллектуалов, и широкие слои, которые со всё большей симпатией смотрели на советский «социалистический эксперимент». А наиболее последовательной, системной и непримиримой альтернативой популярности левых идей в мире стал фашизм. Именно поэтому в идеологии «белых» антисоветских организаций (за редчайшим исключением!) уже к середине 1920-х гг. начинают доминировать откровенно фашистские принципы, которые после 1933 г. – установления нацистской диктатуры в Германии – щедро сдабриваются идеями расового превосходства.

В рамках данной книги не представляется возможным подробно говорить о всех таких объединениях, счёт которым идёт, без преувеличения, на десятки. Стоит, однако, хотя бы коротко познакомить читателя с деятельностью наиболее одиозных и влиятельных из них. Так, первые организации «белых» фашистов – например, Российский отдел ополчения фашистов [21] – были созданы уже в 1922 г. в Константинополе, куда бежали из Крыма части генерала П. Врангеля. Очевидно, эти структуры создавались под впечатлением организованного в том же году «похода на Рим» Б. Муссолини, в результате которого в Италии при формальном сохранении монархии фактически была установлена фашистская диктатура. Именно такой симбиоз представлялся первым «белым» фашистам оптимальным и для России. Но при этом они, в отличие от Б. Муссолини, довольно прохладно относившегося к Католической церкви, всячески подчёркивали «христианский» характер своей новой идеологии.

Сам П. Врангель в 1924 г. создал Русский общевоинский союз (РОВС), куда были включены все части, а также военные общества и союзы, которые оставались лояльны «чёрному барону». РОВС должен был, по мысли лидеров «белых», сохранять имеющиеся и воспитывать новые кадры для армии, которые впоследствии будут мобилизованы и использованы в будущем для новой борьбы с СССР. К концу 1920-х гг. РОВС объединял около 100 тыс. бывших «белых» солдат и офицеров, перешедших на «трудовое самообеспечение» – то есть самих добывавших на своё пропитание, обмундирование и т. д. – но сохранявших боеспособность.

После смерти в 1928 г. П. Врангеля во главе РОВС встал его заместитель генерал-лейтенант А. Кутепов – активный сторонник террористических иностранных методов организаций борьбы. была Им начата при поддержке подготовка различных терактов внутри Советского Союза. Обучением будущих террористов занимались отделения РОВС в Париже, Варшаве, Бухаресте, Софии и Белграде. Терроризм в Советской России поддерживали II отдел Генштаба французской армии, польская дефензива, румынская сигуранца, финская контрразведка. Иностранные спецслужбы получали от РОВС в качестве платы различную информацию о ситуации внутри СССР. В ответ советские власти усилили свою агентурную деятельность: в частности, в 1930 г. была проведена операция по похищению А. Кутепова из Парижа.

Позже руководители РОВС переориентировались в своей деятельности на нацистскую Германию, совместно с которой они рассчитывали вторгнуться на территорию СССР и возглавить там оккупационный режим. Как признавал один из лидеров организации генерал Е. Миллер: «РОВС должен обратить все свое внимание на Германию. Это единственная страна, объявившая борьбу с коммунизмом не на жизнь, а на смерть». Кроме того, РОВС сотрудничал с представителями британской МИ-6 – в частности, взаимодействовал с С. Рейли, начальником восточноевропейского отдела разведки, а важнейшим подразделением внутри РОВС была т.н. «Внутренняя линия» – контрразведка организации, имевшая филиалы более чем в двух десятках стран мира и финансировавшаяся также по линии МИ-6.

РОВС состоял из «белых» беглецов старшего поколения, однако, к концу 1920-х гг. в эмиграции подросли уже новые кадры, которые тоже хотели принять участие в «крестовом походе против большевизма». Ими и был организован Народно-трудовой союз российских солидаристов (после 1957 г. организация стала называться Народно-трудовой союз), в идеологии которого его создатели попытались совместить традиционную «белую идею» с новомодными европейскими политическими течениями, такими как корпоративизм. Корпоративизм был введён Б. Муссолини как часть фашистской доктрины, провозглашавшей необходимость строительства полусословного общества как гигантской корпорации, где каждый индивид занимает «своё место». Идеологи солидаризма питались идеями немецких «младоконсерваторов», таких как создатель Антибольшевистской лиги – она же Лига защиты немецкой культуры – Э. Штадтлер, которого многие исследователи считают «предтечей А. Гитлера» [22] .

НТС изначально имел сильную поддержку (в том, числе и финансовую) от различных европейских специальных служб, а также представителей деловых кругов, которые имели бизнес-интересы ещё в дореволюционной России. Так, организацию спонсировали Г. Детердинг – глава корпораций «Ройял Датч» и «Ройял Датч Шелл» [23] , убеждённый антикоммунист, финансировавший ультраправые политические силы по всей Европе, включая НСДАП, а также В. Захарофф – международный авантюрист, торговец оружием, получивший в прессе прозвище «торговец смертью». Кроме того, НТС сотрудничал с разведкой Генерального Штаба Польши [24] и японским императорским правительством [25] .

В 1938 г. в Берлине даже состоялись тайные переговоры между руководством НТС и представителями немецкой армии и спецслужб о возможности ведения совместных действий против СССР, которые, впрочем, тогда ни к чему не привели. Однако уже в мае 1941 г. по инициативе одного из функционеров НТС В. Деспотули, получившего прозвище «Гестапули» за свои контакты с Гестапо, руководство организации в полном составе переехало в Берлин и оказалось там под покровительством Р. Лейббрандта – одного из ближайших помощников ведущего идеолога нацистов А. Розенберга, казнённого впоследствии по решению Нюрнбергского трибунала. Примечательно, что А. Розенберг и Р. Лейббрандт, бывшие по своему происхождению «русскими немцами» и сыгравшие огромную роль в формировании идеологии НСДАП на «восточном направлении», были последовательными славянофобами, презиравшими все славянские народы Европы, не исключая, конечно же, и русских. Впрочем, это не мешало «белым фашистам» искать покровительства со стороны принципиальных врагов России, регулярно и публично объявлявших о своей ненависти к русскому народу.

Сотрудничество с представителями крайне правой части немецкого истеблишмента вообще были фирменной чертой «белых» эмигрантских организаций. Так, ещё в конце 1920 г. была создана русско-немецкая организация «Возрождение» (нем. «Aufbau»), сооснователями которой выступили сподвижник А. Гитлера М. Э. фон Шойбнер-Рихтер, позднее погибший в ходе пивного путча, и генерал-националист Э. фон Людендорф, впоследствии создатель концепции «тотальной войны». Целью организации было объединение всех белоэмигрантских сил под началом великого князя Кирилла Владимировича и в союзе с немецкими крайне правыми. В планы Общества входила организация «крестового похода», в результате которого советское правительство было бы свергнуто и к власти в России, на Украине и в Прибалтике пришли бы пронемецкие национал-монархисты. Заместителем М. Шойбнер-Рихтера в «Возрождении» стал генерал В. Бискупский – радикальный монархист и доверенное лицо великого князя Кирилла Владимировича.

Примечательно, что «Возрождение» выступало в качестве альтернативы РОВС и НТС, поддерживающих другого «претендента на русский трон» – великого князя Николая Николаевича. Стоит упомянуть также, что ближайшие сподвижники В. Бискупского П. Шабельский-Борк и С. Таборицкий вскоре стали организаторами убийства одного из лидеров либерального крыла русской эмиграции В. Набокова, отца известного впоследствии писателя. А уже после 1933 г. организация В. Бискупского активно сотрудничала с СС и Абвером на ниве привлечения для нужд германской армии и разведки «белых» эмигрантов.

Ещё одной знаковой организацией «белых» фашистов стало движение младороссов, или «Молодой России», основанное А. Казем-Беком, успевшим, несмотря на свой тогда юный возраст, поучаствовать в Гражданской войне. После эмиграции, находясь на учёбе в Мюнхене, он в 1923 г. совместно с другими представителями русской молодёжи организовал союз «Молодая Россия», который в 1925 г. был преобразован в партию «Союз младороссов», чья штаб-квартира разместилась в Париже.

А. Казем-Бек взял на вооружение все внешние атрибуты фашизма – униформу, военную дисциплину, поклонение вождю. На сходках младороссов последователи приветствовали его вскидыванием правой руки и скандировали слово «Глава!», а сам «фюрер» младороссов признавал спустя много лет: «На меня, как и на все моё поколение, фашизм оказал огромное влияние как опыт организационного и дисциплинарного устройства общества, дающего надежду на лучшее устройство мира» [26] . В 1934 г. лидер младороссов даже добился аудиенции у Б. Муссолини и пытался получить финансовую и организационную поддержку у фашистского диктатора Италии.

А. Казем-Бек на конференции русских фашистов в Берлине в 1933 г.

Стоит отметить, что упоминавшийся великий князь Кирилл Владимирович, успевший к тому времени провозгласить себя российским императором, в 1929 г. одобрил младоросское движение. А сами младороссы регулярно, начиная с 1930 г., устраивали тренировочные палаточные лагеря вблизи Сен-Бриака – резиденции «императора» во Франции. В 1932 г. младороссом с партийным значком № 1 стал его сын, 15-летний «наследник» великий князь Владимир Кириллович – отец Марии Владимировны, которая в настоящее время выдаёт себя за «главу Российского императорского дома» и ведёт активную пропаганду монархических идей в Российской Федерации.

Великий князь Кирилл Владимирович и А. Казем-Бек принимают парад младороссов в лесу Фурке, Франция, декабрь 1930 г.

Ещё одним центром «белых фашистов» стала Югославия, где в 1929 г. король Александр Карагеоргиевич установил монархо-фашистскую диктатуру на принципах корпоративизма и ультранационализма. При поддержке белградского двора ещё в 1924 г. была учреждена Национальная организация русских фашистов (НОРФ), идеологически ориентированная на итальянский фашизм. Возглавляли организацию только что эмигрировавший инженер и политический деятель Д. Рузский и генерал-майор П. Черский. Другим центром НОРФ (после Сербии) стал один из главных экономических центров Китая город Тяньцзинь – «морские ворота» Пекина.

Русский клуб в Маньчжурии

Поскольку в Китае и Маньчжурии в 1920-1940-е гг. проживали сотни тысяч «белых» эмигрантов, там существовало и множество других околофашистских политических объединений. Японские спецслужбы, контролировавшие политическую ситуацию в марионеточном государстве Маньчжоу-го, крайне внимательно и заинтересованно относились к русской эмиграции, рассматривая её, прежде всего, с точки зрения использования против советской власти на Дальнем Востоке и в Центральной Азии. Для управления политическими процессами в русской эмиграции японской разведкой в 1934 г. было создано Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурской империи, которое возглавил генерал-лейтенант В. Рычков. Формально Бюро создавалось с целью укрепления связей между эмигрантами и правительством Маньчжоу-го, оказания содействия японской администрации в решении вопросов по упорядочению жизни русской эмигрантской общины в Маньчжурии и т.п. Но фактически Бюро стало основной структурой подготовки разведывательно-диверсионных групп, засылаемых затем японской разведкой на территорию СССР. В середине 1930-х гг. началось формирование диверсионных отрядов, комплектуемых русскими эмигрантами, находившимися в поле идеологического влияния бюро, которое охватило практически всю активную часть российской эмиграции – 44 тыс. русских из 100 тыс. проживающих в Маньчжурии, были зарегистрированы в Бюро.

Неудивительно поэтому, что именно в Маньчжурии бывший юнкер и участник Гражданской войны А. Вонсяцкий создал Всероссийскую фашистскую организацию, которая в 1934 г. в Иокогаме объединилась с Русской фашистской партией советского беглеца К. Родзаевского в единую структуру, получившую название Всероссийская фашистская партия (ВФП). Японские спецслужбы финансировали деятельность ВФП на территории Маньчжоу-го, что позволяло партии развивать свои структуры и обеспечивать воспитание подрастающих поколений русских эмигрантов в фашистском духе [27] . Так, члены Союза фашистской молодёжи получали возможность поступления в Академию имени Столыпина, которая являлась, своего рода, партийным учебным заведением для ВФП. А для самых юных «белых» эмигрантов даже был создан Союз фашистских крошек, в котором могли состоять «русские мальчики и девочки, верящие в Бога, любящие Россию, уважающие Труд».

А. Вонсяцкий

Кроме того, в Цицикаре при поддержке местных властей была создана фашистская радиостанция, вещающая, в том числе, и на советский Дальний Восток, а фашистская идеология практически официально пропагандировалась в большинстве русских школ Маньчжурии. В 1934 и 1939 гг. К. Родзаевский встречался с генералом С. Араки – японским военным министром, считавшимся главой «партии войны», а в 1939 г. – с Ё. Мацуокой, ставшим затем министром иностранных дел Японии. После войны он предстал перед судом Международного военного трибунала для Дальнего Востока в числе главнейших японских военных преступников, но умер до завершения процесса. Японское руководство относилось к «белым» фашистам с таким доверием, что допустило их поздравить императора Хирохито с 2600-й годовщиной создания Японской империи.

После 1933 г. в Германии всё интенсивнее стали действовать «белые» фашистские объединения, состоящие в значительной мере из русских немцев из эмигрантской среды. Так, в 1933 г. было создано откровенно пронацистское Российское освободительное национальное движение (РОНД), председателем которого стал 28-летний русский немец А. Светозаров-Пельхау (затем его сменил П. Бермондт-Авалов), а генеральным секретарем – А. Мелер-Закомельский. В течении нескольких лет РОНД открыло свои отделения в Париже, Праге, Лондоне и других городах Европы, и к 1939 г. численность его участников составила около 20 тыс. человек. Кроме берлинской ячейки в Германии филиалы РОНД были открыты в Саксонии, Силезии и Гамбурге.

Таким образом, в 1920-1930-е гг. деятелями «белой» эмиграции при поддержке иностранных разведок была создана целая система фашистских партий, движений и союзов, которые, несмотря на все различия и противоречия, были объединены общей ненавистью к Советской России. Особое место в идеологии большинства этих движений занимал т.н. «солидаризм» – праворадикальная альтернатива социал-демократическому принципу солидарности, базирующаяся на ценностях итальянского фашизма и идее строительства «корпоративного государства».