Глава IV.
Легализация радикалов

«Смерть Тиберия»
Ж. Лоран

Перестройка и распространение солидаризма в России

        В 1980 г., продолжая методичную работу по разрушению социалистического строя, Совет НТС провозгласил: «Для осуществления коренных перемен необходимо разрабатывать альтернативы сегодняшней политике власти в самых разных отраслях жизни» [76] . И для этого у солидаристов уже была создана внушительная подпольная инфраструктура: за тридцать лет работы по принципам «молекулярной теории» «закрытыми контактами» в СССР было охвачено несколько тысяч человек [77] . Кроме того, НТС через «Закрытый сектор» активно сотрудничал с советским правозащитным движением [78] и наводнял Советский Союз своей нелегальной литературой.

Хотя руководство НТС и не выказывало открытую поддержку новому курсу М. Горбачева, но по позднейшим признаниям одного из лидеров солидаристов Бориса Пушкарева, он и его люди задавались вопросом: «Что делать иностранцам и эмигрантским детям во Франкфурте, если в СССР можно открыто заниматься политической деятельностью?» [79] . Действительно, в ходе перестройки солидаристы пытались использовать политику гласности для проповедей своих идей и создания в Советском Союзе новых, уже легальных ячеек НТС.

Именно в период перестройки НТС начал активную разработку и популяризацию своих написанных ранее альтернативных программных документов, в частности «Основ перехода к правовому государству», идеология которых близка к современному течению «национал-демократов». Солидаристы системно работали над концептуальными политическими программами, очевидно, понимая, что по ходу перестройки и нарастания противоречий между разными группами советского руководства, оппозиционерам внутри КПСС потребуется альтернативная повестка. И нтсовцы были рады предложить её противникам М. Горбачёва. Солидаристы небезосновательно надеялись, что их программу из тактических соображений подхватят даже те, кто пока не является их идейными союзниками.

События пошли именно по этому сценарию. Так, в ходе перестройки оказалась востребована программа НТС «Тоталитаризм и его преодоление» [80] , в которой указывалось на необходимость «преодоления советского прошлого» путём демократизации, создания более открытой политической, экономической и социальной системы. В программе также звучали тезисы о том, что солидаристам необходимо сделать политическую ставку на «конструктивные силы с патриотическим мироощущением, несовместимым с ленинским тоталитаризмом, которые находятся как вне, так и внутри системы власти» [81] . Особо отмечалось, что такое окно возможностей могло быть создано через «раздвоение в правящем слое».

Для достижения этой цели идеологи солидаристов предлагали «рассредоточение власти и независимость контрольных органов» [82] (фактически, децентрализация власти, многопартийность ), «договорные, а не директивные цены в народном хозяйстве» [83] (начало «шоковой терапии», усиление частного предпринимательства, разрушение социалистической модели экономики и т.д.), «отказ от построения мирового социализма» [84] , (т.е. отказ от советской зоны влияния в мире), «автономия духовных и нравственных ценностей» [85] (возвращение церкви в политическую жизнь, под видом «свободы совести» создание политических структур по конфессиональному признаку) и «множественность инициатив» [86] (источниками инициатив могут быть не только КПСС и ВЛКСМ, но и СМИ, научные структуры и т.д.). Нельзя не заметить, что это программа практически полностью повторилась потом в тезисах «демократического крыла» советской оппозиции.

Учитывая то влияние и авторитет, которые вскоре приобрели диссиденты в «перестроечном» советском обществе, кажется совершенно логичной принятая ещё в 1970-е гг. стратегия солидаристов по установлению и расширению контактов с советскими диссидентами и правозащитникам. Так, уже в 1982 г. «нтсовцы» участвовали в создании правозащитной группы «Восток-Запад» [87] , в которую первоначально входило несколько десятков человек в Москве. Активисты группы в СССР начали с еженедельных заседаний-семинаров на квартирах и вскоре организовали небольшие филиалы в Ленинграде, Львове, Куйбышеве, Ровно, Риге. В середине 1987 г. при группе был организован семинар «Демократия и гуманизм», ставший затем ядром созданного в 1988 г. «Демократического союза» – первой открыто оппозиционной политической партии в СССР. Организатором и активистом семинара была В.И. Новодворская, ранее участвовавшая в диссидентской деятельности, а в число лидеров Демсоюза вошла Евгения Дебрянская – одна из основательниц ЛГБТ-движения в СССР и России, бывшая жена создателя «неоевразийства» А. Дугина.

Говоря о демократическом движении этого периода, стоит также отметить, что в том же 1988 г. члены НТС распространили программный документ «Путь к будущей России», излагавший основы перехода к «демократическому строю и рыночному хозяйству» в СССР. Эта программа была широко использована еще одной ранней «демократической» партией – Межрегиональной депутатской группой (МДГ) [88] . Сопредседателями МДГ служили А. Сахаров, использовавший «нтсовские» наработки при подготовке своего проекта Конституции, Ю. Афанасьев, Б. Ельцин, В. Пальм и Г. Попов. Позднее Г. Попов, уже в качестве главы Международного университета в Москве издал серию книг в лучших традициях НТС [89] . Отдельный шедевр серии – спиритический сеанс под названием «Вызываю дух генерала Власова» [90] , в котором «демократ» Г. Попов напрямую обеляет главу РОА. Неудивительно, что именно в МДГ с явной подачи солидаристов были сформулированы три лозунга и три задачи – «денационализация», «десоветизация» и «дефедерализация», которые намечалось решить в ходе перестройки – и они были действительно решены правительством Б. Ельцина.

Важной вехой в легитимации солидаризма в России стал 1990 г., когда в Советский Союз с «официальным визитом» приехал один из руководителей НТС, тесно связанный с работой «закрытого сектора» организации, Борис Миллер. За время своей поездки он посетил 14 городов и открыто выступил в качестве члена Совета НТС на 24 различных собраниях, съездах и демонстрациях [91] . Созданные после его визита региональные группы нтсовцев вскоре стали издавать свои газеты: «Третья сила» в Самаре, «Всходы» в Новосибирске, «Диссидент» во Владивостоке, «Обзор» в Москве.

Моментом полной легализации солидаризма в России стал 1991 г., когда они стали признанной частью «общедемократического движения». Хотя представители НТС и ранее с симпатией отзывались о Б. Ельцине, очевидно, видя в нём лидера, способного уничтожить Советский Союз, именно в августе 1991 г. Б. Миллер, вновь прибывший в Москву для участия в Конгрессе соотечественников, яростно выступил в поддержку Б. Ельцина во время конфликта того с ГКЧП и привлёк множество солидаристов для организации защиты Белого дома [92] . Более того, в дни «августовского путча» «нтсовцами» на привезённом накануне из Великобритании печатном устройстве было выпущено и распространено несколько десятков тысяч листовок в поддержку Б. Ельцина. Благодарность ельцинских властей не заставила себя долго ждать: уже в 1992 г. издательство «Посев» переехало из Франкфурта в Москву и в качестве штаба НТС разместилось в самом центре столицы по адресу ул. Петровка, д. 26, где пребывает и ныне.

Неудивительно, что и в ходе конфликта Президента и Верховного Совета осенью 1993 г. абсолютное большинство «нтсовцев» также выступили всецело на стороне Кремля, а «эмигрантские лидеры рвались лично стрелять в «коммунистический» парламент и призвали Ельцина разгромить всю (даже православную!) оппозицию…» [93] . Поддержал НТС и ельцинский проект Конституции, а несколько представителей Союза даже прошли в первый состав Госдумы от пропрезидентской партии «Выбор России». Одним из них стал главный редактор самарской «нтсовской» газеты «Третий путь» М. Фейгин, получивший в настоящее время известность как оппозиционный политик и адвокат, выступавший защитником разного рода радикалов, таких как исламист Г. Джемаль, журналист-русофоб А. Бабченко, русский националист и террорист И. Горячев (приговорён к пожизненному заключению), украинская националистка Н. Савченко и др.

Солидаристы, имевшие многолетний опыт сотрудничества с международными антисоветскими организациями, стремились привлечь к их работе новые российские власти, настойчиво декларировавшие разрыв с советским прошлым. Удивительно – или, наоборот, не удивительно – но представители ельцинской команды были готовы сотрудничать даже с теми структурами, которые создавались в период холодной войны при прямой поддержке ЦРУ, находились под контролем американских секретных спецслужб и десятилетиями работали против интересов Москвы. Так, например, именно с подачи НТС в России в 1992 г. было открыто отделение Всемирной антикоммунистической лиги (Всемирной лиги за свободу и демократию), объединявшей в годы холодной войны ультраправые и реакционные антисоветские силы из более чем 100 стран. В 1994 г. в Москве даже прошла XXVI конференция Лиги, участие в работе которой принял тогдашний мэр российской столицы Г. Попов, ставший заодно и руководителем представительства Лиги в России. Более того, лидеры организации даже встретились с премьер-министром В. Черномырдиным и рассказали главе Правительства о своих планах в России [94] . Кажется невероятным, но сотрудничество российских государственных структур с Лигой действительно началось. Например, в 1995 г. делегация организации вновь посетила Россию и встретилась с исполнительным секретарём СНГ И. Коротченей, а спустя несколько месяцев состоялся ответный визит на Тайвань, где расположена штаб-квартира Лиги. Россию в этой поездке представляли руководитель администрации президента Б. Ельцина С. Филатов и мэр Санкт-Петербурга А. Собчак.

Таким образом, к середине 1990-х гг. у солидаристов сложились самые тёплые отношения с администрацией Ельцина, и в 1996 г. НТС официально зарегистрировался как политическая ассоциация, которая и по настоящий момент легально действует на территории России в скромных масштабах. Однако деятели и вдохновители НТС должны быть поистине в восторге от масштаба воплощения своих идей на государственном уровне после того, как в этот процесс впряглась официальная власть современной России.

В ельцинские годы одним из центральных направлений деятельности НТС в России стала т.н. «защита прав человека»: Б. Миллер с 1991 по 1997 гг. даже возглавлял российскую секцию Международного общества прав человека [95] . Эта организация, пользовавшаяся неизменной грантовой поддержкой западных фондов, провела на территории России сотни мероприятий и издала десятки книг и брошюр, во многом создав постсоветскую «правозащитную» инфраструктуру в Российской Федерации, которая и ныне находится под существенным влиянием выходцев из НТС и, разумеется, их иностранных кураторов.

Говоря о деятельности НТС в постсоветской России, нельзя также не отметить фигуру Игоря Чубайса, старшего брата одного из авторов приватизации Анатолия Чубайса. Открытый солидарист И. Чубайс, один из самых заметных деятелей московских неформальных объединений «Перестройка» и «Перестройка-88», в настоящее время активно участвует в популярных политических передачах, представляя «либеральный» сектор российской оппозиции, и яростно критикует советский период отечественной истории. Активно продвигая идеи «возвращения исторических названий» в рамках деятельности фонда «Возвращение», И. Чубайс является одним из наиболее заметных публичных спикеров-«нтсовцев».

В связи с этим примечательно также, что советником А. Чубайса в Госкомимуществе служил сын Б. Миллера и также «нтсовец» Георгий (Юрий) Миллер-Куракин. До своего прибытия в России он работал сотрудником Института европейских оборонных и стратегических исследований (Institute for European Defence and Strategic Studies) в Лондоне и, весьма вероятно, был связан с британскими секретными службами [96] . Это предположение может подтверждаться и тем фактом, что в 1983 г. он «с помощью душманов нелегально переходил афганскую границу, распространял нтсовскую литературу в районах расположения советских войск» [97] . Сообщники по НТС называли его «чернобородым активистом».

О влиянии иностранных спецслужб на российских солидаристов говорит и то, что представители НТС проявляли поразительную политическую гибкость: солидаристы активно участвовали в создании отнюдь не только Демократического союза и движения Демократическая Россия, но и в учреждении Российского Христианского Демократического Движения В. Аксючица и ультраправой партии «Родина», Христианского Демократического Союза А. Огородникова [98] , Международного Общества Прав Человека (МОПЧ) [99] , Свободного Межпрофессионального Объединения Трудящихся (СМОТ) [100] , общества «Мемориал» и т.д. Эта удивительная всеядность, невозможная для полноценного политического движения, отлично укладывается в стратегию провокаторов, действующих по заданию внешних сил: пытаться покрыть максимально широкий спектр организаций и движений, чтобы в дальнейшем работать со всеми структурами, которые будут пользоваться хоть каким-то влиянием на власти и общество.

Конечно же, эмигранты не остались в стороне и от «освоения» экономической сферы. Особенно стоит отметить деятельность Бориса Йордана, потомка эмигранта-офицера Русского охранного корпуса на Балканах. В 1995 г. Б. Йордан основал финансовую группу «Ренессанс Капитал», а позднее возглавил холдинг «Газпром-Медиа». Примечательно, что в прессе неоднократно звучали обвинения в том, что средства для своей инвестиционной деятельности Б. Йордан получил от американских спецслужб [101] . В настоящее время наследник эмигрантов является крупным игроком на отечественном рынке страхования и поддерживает на территории России целую сеть кадетских корпусов [102] . Примечательно также, что именно Б. Йордан совместно с Д. Бакатиным, назначенным Б. Ельциным после августа 1991 г. руководителем КГБ для демонтажа советской системы госбезопасности, сыграл заметную роль в будущем Константина Малофеева – «православного миллиардера», создателя одиозного телеканала «Царьград- ТВ», чья деятельность будет подробно рассмотрена ниже.

Отметим в завершение, что 1991 г. и распад Советского Союза, несомненно, воспринимался солидаристами, перефразируя известное высказывание, в качестве «крупнейшего геополитического успеха ХХ века», которому они к тому же по мере сил способствовали. Как подчёркивал недавно умерший известный деятель НТС и многолетний редактор «Посева» Ю. Цурганов, даже на символическом уровне в 1991 г. НТС «одержал победу»: возращение традиционного названия государства («Россия, а не СССР»), бело-сине-красный национальный флаг и двуглавый орёл с коронами на гербе. Так солидаристы обрели возможность открыто проповедовать свои взгляды, воспевать «белое дело» и русское зарубежье, как части политической идентичности современного российского общества.

И самое главное: идеи НТС вышли далеко за пределы теперь уже практически отмершей организации и стали ударной частью государственного дискурса и политики сегодняшней России – включая клерикализацию и пропаганду царского режима и монархического строя. То, что нтсовские носители таких «ценностей» работали в тесной связи с иностранными разведками, кажется, ничуть не беспокоит современных пропагандистов.