Фашистский проповедник

Вероятно, главный «вклад» А. Дугина в российскую политическую историю новейшего времени заключается в том, что именно его стараниями, которые, впрочем, иногда напоминали приступы графомании, в наш общественно-политический дискурс проникли идеи европейских «консервативных революционеров» – идеологов фашизма, работавших в 1920-1940-ее гг. и «новых правых» – западных неонацистов, чуть замаскировавшихся после разгрома нацистской Германии в 1945 г. В Советском Союзе ни власти, ни интеллектуалы практически ничего не знали об этих доктринах – в стране, разгромившей Гитлера, закономерным образом не находилось желающих копаться в нюансах нацистской идеологии или исследовать закоулки сознания послевоенных фашистских недобитков. Казалось, эти сюжеты никогда и не появятся в российском информационном пространстве. Но нашёлся человек, который решил восполнить этот «пробел»: начиная с 1990-х гг., воспользовавшись идеологическим плюрализмом и свободой слова, А. Дугин начал последовательно и систематически популяризировать в России взгляды ультраправых «мыслителей» и продвигать откровенно фашистские идеи.

Если сегодня он и пытается подчас в своих публичных выступлениях отмежеваться от обвинений в фашистских взглядах, то в начале своей публичной карьеры А. Дугин был куда как откровеннее. Так, в одной из своих программных работ он вполне прямо заявлял: «Фашизм – это национализм, но национализм не какой-нибудь, а революционный, мятежный, романтический, идеалистический, апеллирующий к великому мифу и трансцендентной идее, стремящийся воплотить в реальности Невозможную Мечту, родить общество героя и Сверхчеловека, преобразовать и преобразить мир…. Строить такой русский социализм должны «новые люди», новый тип людей, новый класс. Класс героев и революционеров. Останки партноменклатуры и их ветхий строй должны пасть жертвой социалистической революции. Русской национальной революции. Русские истосковались по свежести, по современности, по неподдельному романтизму, по живому соучастию в каком-то великом деле. Все то, что им предлагается сегодня, либо архаично (национал-патриоты), либо скучно и цинично (либералы)… Танец и атака, мода и агрессия, чрезмерность и дисциплина, воля и жест, фанатизм и ирония забурлят в национальных революционерах – юных, злых, веселых, бесстрашных, страстных и не знающих границ. Им – строить и разрушать, править и исполнять приказания, осуществлять чистки врагов нации и нежно заботиться о русских стариках и детях. Гневным и веселым шагом приблизятся они к цитадели ветхой, прогнившей Системы. Да, они кровно жаждут Власти. Они знают, как ей распорядиться. Они вдохнут в общество Жизнь, они ввергнут народ в сладостный процесс творения Истории. Новые люди. Наконец-то умные и отважные. Такие, как надо. Воспринимающие внешний мир как удар (по выражению Головина). Французский фашистский писатель Робер Бразийяк перед самой смертью произнес странное пророчество: «Я вижу, как на Востоке, в России восходит фашизм, фашизм безграничный и красный». Заметьте: не блеклый, коричневато-розоватый национал-капитализм, а ослепительная заря новой Русской Революции, фашизм безграничный, как наши земли, и красный, как наша кровь» [133] .

Эти откровенные призывы к фашизации российского общества и проведению «национальной революции» сопровождались последовательным стремлением А. Дугина продвигать и популяризировать в России идеи германских «консервативных революционеров» – публицистов и философов, своими работами подготовивших приход к власти нацистов в Германии. Так, осенью 1993 г. на «Первом канале» российского телевидения транслировался дугинский цикл передач «Тайны века» [134] , фактически посвященный философии фашизма и его эзотерике. В этой передаче А. Дугин, впервые получивший трибуну на федеральном телеканале, на фоне кинохроники 1930- х – 1940-х гг. с упоением рассказывал ошарашенным и мало что понимающим зрителям о «выдающихся идеях замечательных мыслителей»: о фашистских идеологах Юлиусе Эволе, Рене Геноне, Карле Хаусхоффере, Германе Вирте, «белом» генерале-оккультисте бароне Унгерне фон Штейнберге и др.

Чуть позже аналогичный цикл прошел и на «Радио 101», где А. Дугин вел передачу с характерным для него названием «Finis mundi» («Конец мира»), в которой наряду с признанными идеологами нацизма восхвалял и совсем неизвестных российскому зрителю фашистов из восточноевропейских стран. Так, например, отзывался он об основателе румынской нацистской партии «Железная гвардия» Корнелии Кодряну: «Единственный политический деятель Европы, который в ХХ-м циничном веке больше задумывался о языке ангелов и о духовном преображении общины, нежели о узко политических проблемах» [135] .