«Метод Дубовицкого», или фашизация через культуру

«Околоноля», рок и рэп

Интерес главного героя этой главы, В. Суркова, к миру искусства – современной музыки, литературе, кино – широко известен. Пишет сам – в центре его романа «Околоноля», вышедшего в специальном приложении к журналу «Русский пионер» под прозрачным псевдонимом Н. Дубовицкий (по фамилии супруги В. Суркова Натальи Дубовицкой), находится история о преступном сообществе, члены которого создают фильмы, где людей по- настоящему насилуют и убивают. Эти «картины» затем показывают в закрытых клубах для элиты. Наполненная жуткими садистскими сценами, напоминающими «Шатунов» Ю. Мамлеева, книга, кроме прочего, едко высмеивает современную Россию и её правящий класс.

Обложка приложения к журналу «Русский пионер» с садистским романом В. Суркова


Спектакль по роману «Околоноля» был поставлен модным российским режиссером Кириллом Серебрянниковым на сцене Московского театра- студии под руководством Олега Табакова. В спектакле, как и в книге, было все, что так ценит В. Сурков: жестокость, эстетство, цинизм, зловещее веселье, наркотики и бездна человеческого порока.

Сцена из спектакля «Околоноля».
Режиссер К. Серебренников точно уловил вкусы автора


Известно также, что В. Сурков любил организовывать неформальные встречи с известными рок-музыкантами. В разное время его гостями были Борис Гребенщиков, Земфира, группа «БИ-2», Сергей Шнуров, Вячеслав Бутусов, Владимир Шахрин и продюсеры групп «Сплин» и «Чайф» Дмитрий Гройсман и Александр Пономарев [296] . Более того, Б. Гребенщиков в своих интервью утверждал, что много лет дружен с В. Сурковым и ценит его поэтический дар [297] .

Б. Гребенщиков, В. Сурков и А. Макаревич


Впрочем, не только друзья и коллеги могли наслаждаться специфическим творчеством В. Суркова. В 2003 г., уже работая в Администрации Президента, он записал с Вадимом Самойловым совместный альбом «Полуострова». Продюсером записи выступил однокашник В. Суркова по Московскому институту культуры Константин Ветров. В 2002 г. он был депутатом Государственной Думы от фракции ЛДПР и возглавлял в парламенте Комитет по информационной политике [298] . Первая песня в этом альбоме, слова которой написал замглавы Администрации, носила характерное название «Чёрные всадники», а её текст заслуживает того, чтобы привести его полностью:

Время угрюмое, кончились праздники,
Мир и покой, мир и покой.
Ломятся в дверь, это чёрные всадники,
Это за мной, это за мной.

Поздно, не скрыться,
Не стоит в смятении дуть на свечу.
Выйду, ни звуком не выдам волнения,
Не закричу.

Пусть меня гонят сквозь город простуженный
И через мост.
Прямо туда, где метелью разбуженный
Старый погост.

Буду бежать без оглядки, без отдыха,
Только быстрей, только быстрей.
Слыша в аккордах морозного воздуха
Топот коней, топот коней.

В прошлом останутся домики, садики,
Миф тишины, миф тишины.
Белые улицы, чёрные всадники,
Зимние сны, зимние сны.

Чёрные всадники-погост-погоня-безысходность. Классический набор последователя мамлеевско-головинской школы… Интересно, что из всего многообразия авторов В. Сурков выбрал себе в партнёры именно В. Самойлова из группы «Агата Кристи», чей брат и партнер по группе Глеб Самойлов в самом начале 1990-х гг. записал альбом «Маленький Фриц», получивший известность не только за тексты песен, но и за оформление этой пластинки.

Обложка альбома В. Самойлова и В. Суркова «Полуострова», 2003 г. Ладони проколоты


После выхода «Маленького Фрица» сам Г. Самойлов сознавался в своих интервью, что альбом наполнен печалью по несостоявшемуся евразийскому союзу России и Германии, обвинял «мировой капитал и, мягко говоря, Америку в развязывании двух мировых войн», а также сокрушался о смерти Сергея Нилуса [299] – российского писателя-националиста конца ХХ – начала ХХI вв., религиозного мистика, получившего известность в качестве первого публикатора «Протоколов сионских мудрецов», известной антисемитской подделки.

Обложка сольного альбома Г. Самойлова «Маленький Фриц», 1990 г.


В последнее время, впрочем, музыкальные вкусы В. Суркова, кажется несколько изменились. То ли поддавшись молодёжной моде, то ли сконструировав её, помощник Президента по вопросам взаимодействия с Абхазией и Южной Осетией увлёкся рэпом. В опубликованном недавно в престижном российском журнале «Россия в глобальной политике» эссе «Одиночество полукровки» [300] В. Сурков то предается меланхоличным размышлении о якобы неизбежной обречённости России на «геополитическое одиночество», то мечтает о превращении нашей страны в «ушедшую в отрыв альфа-нацию». А завершает автор свои витиеватые рассуждения словами: «Будет трудно, не раз вспомнится классика отечественной поэзии: «Вокруг только тернии, тернии, тернии… б***ь, когда уже звёзды?!» Будет интересно. И звезды будут». Кого же В. Сурков считает живым классиком и от чьей матерной цитаты он не смог удержаться?

Вдохновлявшегося трудами А. Дугина и европейских фашистов рэпера Oxxxymiron’а В. Сурков называет «классиком отечественной поэзии»


Эти слова из трека «Неваляшка», принадлежащей известнейшему российскому рэперу Oxxxymiron’у (Мирон Федоров). Его тексты, наполненные редкими терминами и «высокоинтеллектуальными аллюзиями», являются, вероятно, одними из наиболее сложных, запутанных и влиятельных в русском рэпе. В рамках нашей книги не представляется возможным и необходимым исследовать подробно лирику Oxxxymiron’а, обратим лишь внимание на идейные основания этого «живого классика», которого В. Сурков популяризировал на страницах респектабельного интеллектуального журнала.

Обложка первого альбома Oxxxymiron’а «Вечный жид», 2011 г.


Говоря о современной русской культуре, Oxxxymiron утверждает, что «Корни всего крутого, что сейчас есть» — в НБП, в творчестве Егора Летова, Сергея Курёхина, Эдуарда Лимонова и Александра Дугина. Последнего Oxxxymiron считает «по-прежнему одним из сильнейших русских интеллектуалов» и вспоминает: «Изначально я просто взял у отца с полки двухтомник Дугина «Русская вещь», а человек я впечатлительный, и вскоре проштудировал чуть ли не весь разношерстный набор авторов, которых Дугин использовал как свою теоретическую базу — Эволу, Юнгера, Шпенглера, Дебора, Мамлеева, Кроули, даже зачем-то Головина и Генона, которых было практически нереально понять, но любознательность брала верх» [301] .

Мы уже много писали о влиянии этих «мыслителей» на распространение идей «чёрного интернационала» в России. В этом смысле у Oxxxymiron’а просто-таки «джентельменский набор» авторитетов: от фашиста Ю. Эволы и духовного отца южинских «шизоидов» Ю. Мамлеева до «рейхсфюрера» Е. Головина и сатаниста А. Кроули. Неудивительно, что такому человеку покровительствует В. Сурков, нужно ведь искать и новые методы донесения старых, неофашистских, идей до молодёжи. Каждой страте общества свое: одним – праворадикальный рэп, другим – псевдопатриотические выставки Тихона Шевкунова, третьим – гремучая смесь малофеевского телеканала «Царьград» в оформлении FoxNews, четвёртым – лубочное православие и монархия михалковского кинематографа. Вот вам и «культура».

Как отмечают знатоки субкультуры рэпа, уже к 2011 г. в России сформировался т.н. «наци-рэп», он же «белый рэп»; его основная направленность – против кавказцев и против власти [302] . Музыка, первоначально появившаяся в неблагополучных афроамериканских кварталах, получила широкое признание в крайне правой «белой» среде. Как «объяснил» это противоречие один из известных «правых рэперов» Бледный (Андрей Позднухов): «Да, конечно, рэп придумали чёрные, но компьютеры, микрофоны и вертушки создали белые!». К числу наиболее известных представителей «правого рэпа» относят Мишу Маваши (Михаил Ниц) и Данилу Градова (Артем Витюнин). Первый из них признавался, что ключевым событием, повлиявшим на его становление как рэпера-националиста стали беспорядки на Манежной площади, о которых мы уже вспоминали в контексте деятельности В. Суркова по проекту «управляемого национализма». В одном из своих интервью Маваши прямо говорит: «Если говорить честно, у нас в России, кроме гражданской войны, ничего не помогает. Всех убили – поставили других» [303] . Такие заявления «православного» рэпера не мешают – или помогают? – ему записывать рэп на фоне церковных куполов.

В клипе «Помнить должен» Миша Маваши читает рэп на фоне церковных куполов


Ещё откровеннее творчество Данилы Градова, чьи агрессивные тексты напоминают бессвязный пересказ всевозможных конспирологических теорий, в центре которых по законам неофашистского жанра находятся евреи. Настоящим апофеозом «правого репа» стала его совместная с рэпером Луперкалем песня «Кинул зигулю» [304] . В интервью, Д. Градов то ли признался, то ли выдумал, что вся его семья – потомственные нацисты, а дед даже якобы воевал в рядах РОА.

К сожалению, «правый рэп» достаточно популярен в молодёжной среде. Так, в профильном сообществе «WHITE RAP» [305] с заголовком «Белый рэп для белых людей!» в социальной сети «ВКонтакте» в настоящее время состоит около 15 тыс. человек. Сегодня никакие концерты не собирают такого большого количества публики, как выступления рэперов, а значительную часть аудитории «правых рэперов» составляют члены «околофутбольной» и «фанатской среды», с которой В. Сурков хорошо знаком с начала 2000-х гг., когда «фанатов» привлекали к созданию движения «Наши».

«Правый рэп» становится всё более популярным в России


Конечно, само по себе то или иное музыкальное течение вряд ли может содержать в себе признаки экстремизма. У рэпа, однако, есть ряд черт, которые легко использовать для превращения его в музыкальную субкультуру ультраправых: агрессивная воинственная маскулинность, принципиальное противопоставление себя мейнстриму и всем формам умеренности и центризма, полное отсутствие гуманистического начала. Достаточно было нескольких «правильных» комбинаций опытных политических манипуляторов и социальных инженеров с обширным опытом работы на внутриполитическом поле, чтобы это музыкальное течение приобрело невиданную доселе популярность, а его признанными авторитетами стали люди, воспитанные на трудах оккультного фашиста А. Дугина и других персонажей из неофашистского лагеря. Так в России исподволь была создана широкая сетевая структура, пропагандирующая ультраправые идеи. И теперь сотни тысяч подростков и молодых людей, являющихся отличным «горючим» и массовкой для любой уличной провокации, ждут только случая, а точнее – команды от хозяина вивария, чтобы выйти на улицу и пролить кровь.