Экстремизм под маской политики

«Нимфы находят голову Орфея»
Д. Уотерхаус

В этот же период со своими единомышленниками А. Дугин основывает издательство «Арктогея» [136] , в рамках которого печатает свои многочисленные работы с говорящими названиями («Конспирология», «Основы геополитики», «Консервативная революция», «Тамплиеры пролетариата», «Мистерии Евразии»), и выпускает эзотерический альманах с трогательным названием «Милый Ангел». Запустил он и русскую версию журнала «новых правых» «Элементы», в котором работали европейские неофашисты Роберт Стойкерс, Жан Тириар, Клаудио Мутти, Ален де Бенуа.

В первом же номере «Элементов» главный редактор А. Дугин честно рассказал о главном интересе редакции: «Фашизм интересует нас с духовной, идеалистической стороны, как идеология, пытающаяся через обращение к национальному фактору преодолеть классовое противостояние в обществе» [137] .

Обложка одного из номеров журнала «Элементы»


Отметим, что в «Милом ангеле» и «Элементах» А. Дугин впервые на русском языке публикует переводы программных работ западных фашистов и оккультистов: упомянутых Рене Генона, Юлиуса Эволы, Германа Вирта, а также Клаудио Мутти, Филиппа Байе, Мирча Элиаде и сатаниста Алистера Кроули.

В 1993 г. из-под его пера выходит громоздкое сочинение «Гиперборейская теория», в которой подробнейшим образом излагаются взгляды первого руководителя «Аненербе» Германа Вирта об истории, метафизике, культурном и антропологическом превосходстве «арийской» («нордической», «гиперборейской») расы над прочими – «неполноценными» народами.

А. Проханов, А. де Бенуа, А. Дугин и Р. Стойкерс, 1992 г.


Как мы уже рассказывали в первом томе, в это же время А. Дугин сближается с Э. Лимоновым и совместно с ним учреждает Национал-большевистскую партию (партбилет № 2), выступая одновременно ее главным идеологом. В те годы он так характеризовал идеи созданного движения: «Национал-большевизм … объединяет все самое крайнее, что было в фашизме и в коммунизме. Он апеллирует к массам и превозносит Сверхчеловека. … Новая Сила одинаково презирает и советское, и либеральное, и архаико-националистическое. Она идет разрушать и созидать… От правых берётся политическая сторона, от левых – экономическая. В этом смысл национал-большевизма, Консервативной Революции, Третьего Пути» [138] .

Сам Э. Лимонов вспоминал своего тогдашнего товарища по борьбе, как «полного, щекастого, животастого, бородатого молодого человека с обильными ляжками», который в сопровождении одетого в черный мундир эсэсовца появился в 1994 г. на фестивале «Экстремистская мода» одетым в галифе и туфли: «В такой экипировке его отставленная на носок ступня выглядела по-оскаруайльдовски двусмысленно».

Ж. Тириар и А. Дугин, 1992 г.


Впрочем, несмотря на изрядную иронию при описании костюма А. Дугина, Э. Лимонов признает, что тот был «Кириллом и Мефодием фашизма» и «жил тогда в фашистской среде и потому ходил в правых фашистских цветах. Он тогда изучал фашизм, пожирал все попадающиеся ему книги о фашизме, национал-социализме, вообще правых» [139] .

Симптоматично, что именно в это время А. Дугин начинает работу по популяризации в России геополитики – теории, которая постулирует доминирующую роль географических факторов в политике государств и международных отношениях. Эта концепция, имеющая достаточно ограниченное научное применение, разумеется, не просто абсолютизируется А. Дугиным, но и преподносится им в самом мрачном, поистине «конспирологическом» ключе. Так, в работе «Великая война континентов» и в книге «Конспирология» [140] , переполненной пересказом самых безумных теорий заговора, он убеждает читателей, что история всех времен и обществ «была не историей борьбы классов», а историей борьбы двух тайных «орденов» – «атлантистов» и «евразийцев», которые-де были «скрытыми силами всех войн». Среди «евразийцев», по версии Дугина, в первой половине ХХ в. существовали «красные» и «белые евразийцы», близкие к германскому нацизму. Симпатии А. Дугина, несомненно, были всецело на стороне «евразийцев», но кого же конкретно он относит к своим идеологическим предшественникам? «Мы встречаем представителей этого (евразийского) ордена в Абвере (нацистской разведке), а затем в зарубежных структурах СС и СД (особенно СД, чей глава Гиммлер был убежденным евразийцем, ставшим жертвой интриг атлантиста Канариса)» – срывает покровы тайн А. Дугин.

Симпатии к Г. Гиммлеру вообще являются характерной и одной из наиболее ужасающих черт идеологии А. Дугина. В одном из номеров его неофашистского издания «Элементы» была, например, опубликована восторженная рецензия на книгу Ганса Вернера Нойлена «Европа и Третий рейх» (в переводе из бельгийского журнала «Vouloir», выпускаемого соратником А. Дугина неофашистом А. де Бенуа), в которой утверждалось, что «европейская идеология» с успехом разрабатывалась не кем-нибудь, а главным командованием СС.

Сам же Г. Гиммлер и другие эсэсовские вожаки якобы были прогрессивными лидерами интеллектуальной оппозиции, догматическим проявлениям нацистского режима. Пространная публикация сопровождалась портретом Г. Гиммлера в парадной форме рейхсфюрера СС и идиллическим изображением трудящихся в поле молодых эсэсовцев.

Это лишь одна из ярких иллюстраций отношения А. Дугина к наиболее отвратительному нацистскому преступнику, ответственному за уничтожение миллионов евреев, славян и представителей прочих «неполноценных народов».


Но для пламенного поклонника «консервативных революционеров» и «классиков геополитики» это, кажется, не представляет большой проблемы, ведь Ваффен-СС, и особенно «научный сектор» этой организации – «Аненербе», по его мнению, «являлись в рамках национал-социалистического режима интеллектуальным оазисом» [141] .

Обложка одного из номеров журнала «Элементы»


При этом, словно понимая всё безумие своих взглядов, А. Дугин демагогически стремится отделить идеологию фашизма от очевидно преступной и бесчеловечной практики нацистов: «фашизм – это Третий Путь. Фашизм не имеет ничего общего с крайним национализмом, с неким национал-радикализмом на грани шовинизма и расовой ненависти. Хотя расистский и даже шовинистический аспект присутствовал в германском национал-социализме, отнюдь не он определял сущность идеологии. Итальянский фашизм, к примеру, не имел никакого расистского или антисемитского элемента, утверждая в центре своей доктрины «этатизм», ценность государства…. эксцессы этой идеологии в Германии – дело исключительно немцев и их национальной специфики… русский фашизм – это сочетание естественного национального консерватизма и страстного желания истинных перемен». Разумеется, все это ни в коей мере не соответствует действительности, а в муссолиниевской Италии антисемитское законодательство стало приниматься с конца 1930-х гг. Как понятно любому разумно мыслящему и просвещенному человеку, не бывает никакого «хорошего» и «плохого» фашизма, как бы это ни пытался доказать А. Дугин и его последователи.

Именно А. Дугин внёс наибольший вклад в обеление и продвижение в России целого ряда европейских мыслителей прошлого, чья деятельность была тесно связана с гитлеровской партией. Именно А. Дугину российская гуманитарная наука и образование должны быть «благодарны» за популяризацию идей Карла Хаусхоффера – наставника заместителя фюрера по партии Рудольфа Гесса и идеолога нацистской экспансии на Восток, сделавшего себе харакири весной 1946 г. За Карла Шмитта – нацистского теоретика права и Мартина Хайдеггера, который, несмотря на свою популярность среди части историков философии, сегодня характеризуется многими ведущими исследователями, прежде всего, как философ-нацист, несущий несомненную моральную ответственность за преступления гитлеровского режима [142] .

Отдельные поклонники А. Дугина, не готовые полностью принять фашистские взгляды своего кумира, пытаются сегодня представить все его многочисленные откровенно пронацистские высказывания в виде своеобразных «ошибок молодости» и «юношеского радикализма» своего наставника. Однако А. Дугин до сих пор вполне открыто и с нескрываемым восхищением продолжает ссылаться на К. Шмитта, К. Хаусхоффера и М. Хайдеггера, а в интервью 2006 г. с одобрением отзывался и об основателях НСДАП Отто и Грегоре Штрассерах, которых он совершенно безосновательно пытался представить в качестве «антигитлеровского направления левых националистов, которые были за союз с Россией и против Гитлера» [143] .

К. Мутти и А. Дугин, 1992 г.


Публицистическая, пропагандистская деятельность А. Дугина, направленная на распространение в России фашистских идей, опасна и сама по себе, но еще опаснее его навязчивое стремление принести свои идеи в коридоры власти и кабинеты высоких начальников. Конечно, этим людям А. Дугин презентует себя не как неофашиста, а как «философа-традиционалиста», противника США и Запада в целом, а также «патриотического» мыслителя-геополитика. Увы, нельзя сказать, что эти попытки остаются совершенно безуспешными. Так, вышедшие в 1998 г. «Основы геополитики» предварялись предисловием за авторством генерала Николая Клокотова, замначальника Генерального штаба, а в том же году А. Дугин получил должность советника председателя Госдумы Г. Селезнева.

В начале 2000-х гг. А. Дугин основал и зарегистрировал в Минюсте ряд евразийских организаций (Евразийский союз молодежи, Международное евразийское движение), что было бы невозможно без поддержки кого-то из кураторов внутренней политики. Это позволило ему в дальнейшем выдавать себя чуть ли не за автора идеи Евразийского экономического союза, что, разумеется, ни в коей мере не соответствует истине. В действительности же А. Дугин несколько десятилетий занят лишь тем, что пытается, используя для этого все возможные каналы, наводнить российское интеллектуальное и политическое пространство откровенно фашистскими доктринами и популяризирует нацистских «философов» и идеологов, а также их современных последователей на Западе.