Тихон Шевкунов. Серое радикальное Преосвященство

В первой части нашего исследования мы уже несколько раз упоминали имя Тихона (в миру Георгия Шевкунова), бывшего долгое время наместником Сретенского монастыря в Москве, а ныне получившего сан митрополита Псковского. Читатель уже знает, что юность одного из самых одиозных иерархов РПЦ прошла в окружении семьи Чавчавадзе – белогвардейцев, монархистов и коллаборационистов, люто ненавидевших Советский Союз. При их активном участии молодой человек из обычной советской семьи, выпускник ВГИКа, приобщался к «тайному знанию» и обретал контакты с потомками русской аристократии, бежавшей на Запад. Здесь он с жадностью неофита впитывал в себя все безумные идеи, вызревшие в эмигрантской право-монархической и фундаменталистской среде.

Супруги Зураб и Елена Чавчавадзе с послушником Г. Шевкуновым, 1980-е гг.


Молодой Г. Шевкунов в конце 1980-х гг. стал послушником Псково-Печерского монастыря, возглавляемым «старцем», архимандритом Иоанном (Крестьянкиным) [159] . Примечательно, что в 2000 г. Шевкунов попытался познакомить президента В. Путина со своим духовным наставником. Впрочем, по воспоминаниям свидетелей той встречи, «старец» не произвел большого впечатления на главу государства. Разговор продлился всего пару минут, а сам президент вышел из кельи со словами: «Забавный старичок» [160] .

Из послушников Псково-Печерского монастыря выпускник ВГИКа вскоре был переведен в издательский отдел Московской патриархии под начало митрополита Питирима (Нечаева) – одного из наиболее влиятельных иерархов РПЦ в конце 1980-х гг. Работавшие в те же годы в издательском отделе сотрудники впоследствии вспоминали, размышляя о стремительной карьере Г. Шевкунова: «Ему всегда нравились светские интриги. Гоша толком ни в каком конкретном подразделении издательства не работал, напрямую общался с Питиримом, был его «опричником», как сам говорил. Сопровождал его на богемных тусовках, общался с приезжающими западными архиереями. Пить ему было уже тогда нельзя: пьянел быстро. В нем чувствовалось преклонение перед власть предержащими. Мы в шутку звали его не «послушник Гоша Шевкунов», а «подслушник Гоша Шептунов» [161] .

В 1990-е гг. Г. Шевкунов, принявший в монашестве имя Тихон, делал стремительную церковную карьеру: иеродиакон, иеромонах, настоятель Московского подворья Псково-Печерского монастыря, игумен Сретенского монастыря, архимандрит… Вероятно, помогала протекция семьи Чавчавадзе и полученные через эмигрантов связи с Русской Православной Церковью Заграницей (РПЦЗ) (оригинальная орфография соблюдена), к диалогу с которой всё больший интерес начинал проявлять Московский патриархат.

В эти годы Шевкунов свёл близкое знакомство с Сергеем Пугачевым – «православным олигархом», банкиром и рейдером, ныне скрывающемся от российского правосудия на французском Лазурном берегу [162] . Опальный олигарх вспоминал впоследствии: «Я Тихона знаю с 90-х годов. Мы были очень дружны. Он – настоящий авантюрист. В 90-е годы он был жутким монархистом, дружил с покойным сейчас уже скульптором Славой Клыковым, монархистом Зурабом Чавчавадзе, Крутовым, главным редактором «Русского дома»… Есть у него, на мой взгляд, страшная черта для священника: чинопочитание. Например, Никита Михалков – его кумир. Когда он его видит, теряет дар речи».

Т. Шевкунов со своим друзьями – неомонархистами К. Малофеевым и Н. Михалковым


Разумеется, пронырливый монах использовал свои связи с «православным банкиром» и для проникновения в высшие сферы российской политики. Этому немало поспособствовал начавшийся в 2003 г. процесс постепенного объединения РПЦ и РПЦЗ. Т. Шевкунов имел связи с эмиграцией и репутацию убежденного антисоветчика, консерватора и традиционалиста – сложно было найти лучшей кандидатуры для переговоров с зарубежной церковью, окормлявшей детей и внуков белоэмигрантов, престарелых власовцев и их потомков. Можно только догадываться, какой статус получил Т. Шевкунов после успешного объединения церквей, завершённого в 2007 г. Не стал ли он «главным уполномоченным» по проникновению эмигрантских, т.е. неомонархических и власовских идей в духовную жизнь и идеологию РПЦ? Есть достаточно оснований предполагать именно это.

Т. Шевкунов, И. Сечин, Н. Патрушев и С. Пугачев


Поскольку процесс объединения церквей проходил под контролем Администрации Президента, Т. Шевкунов к середине 2000-х гг. обзавелся связями «на самом верху» и активно эксплуатировал свой медийный образ архимандрита, вхожего в высокие кабинеты. Дошло до того, что в прессе стали настойчиво муссироваться слухи о том, что Т. Шевкунов якобы является президентским духовником. Хотя никаких подтверждений этому со стороны Кремля никогда не было, подобные слухи по-прежнему постоянно появляются в СМИ. Сам Т. Шевкунов лишь изредка неуверенно опровергает их [163] , оставляя публику под впечатлением, что лишь политическая целесообразность не позволяет ему признаться в своем высоком статусе: «Хотите верить слухам, верьте, но я их распространять не стану» [164] .

«Православный олигарх» Сергей Пугачев, Сергей Фурсенко, Юрий Ковальчук, Владимир Яковлев, Владимир Путин и Т. Шевкунов

Т. Шевкунов с середины 2000-х постоянно увеличивает свое присутствие в российском информационном пространстве и всеми силами стремится расширить влияние церкви на общество, попутно внедряя свои конспирологические взгляды на историю и современность. Он становится главным редактором интернет-портала «Православие.ru» и автором нескольких пропагандистских фильмов, посвященных истории православия. В 2008 г. разгорелся скандал, связанный с его фильмом «Гибель империи. Византийский урок» – многих профессиональных историков, общественных деятелей и даже православных священников возмутила примитивная, конспирологическая трактовка Шекуновым сложных исторических процессов и попытка сделать прямые параллели между событиями византийской истории и современной Россией [165] . Отметим, что даже будущий патриарх, а тогда митрополит Смоленский Кирилл (Гундяев), заявил, что исторические оценки архимандрита Тихона в фильме «Византийский урок» являются его личной трактовкой [166] . Тем не менее, федеральные каналы трижды показали фильм в прайм-тайм, а в том же году он был переведен на английский, испанский, португальский, греческий и сербский языки, и естественно получил премию «Золотой орёл», карманную кинонаграду Н. Михалкова.

Несколько лет спустя Т. Шевкунов издал книгу «Несвятые святые и другие рассказы». Наполненный исключительно положительными персонажами сборник лубочных рассказов, повествующий о жизни монастыря в конце советской эпохи, выдержал на сегодняшний день 17 изданий и разошелся тиражом почти в 2,5 млн экземпляров. Сборник был переведен на основные европейские языки и получил множество российских литературных премий [167] . Критики, в том числе из православной среды, отмечали, впрочем, что «Несвятые святые» – это свидетельство того, как суеверие подменяет собой веру, создавая иллюзию духовной жизни и созерцания неисповедимых «путей Господних», а на практике оборачиваясь элементарным оккультным аутотренингом – неким самовнушением, которое, к сожалению, удовлетворяет многих христиан, но заслоняет от них более глубокие стороны в познании собственной веры» [168] .

Е. Ямпольская – креатура Т. Шевкунова и Н. Михалкова в Госдуме

Редактором (а по некоторым сведениям, и соавтором) этой книги была Елена Ямпольская, ставшая впоследствии при поддержке ультраконсервативного Министра культуры Владимира Мединского и все того же Т. Шевкунова, главой комитета Госдумы по культуре и прославившаяся своим известным тезисом: «Россию способны удержать над бездной две силы. Первая называется – Бог. Вторая – Сталин» [169] .

Не довольствуясь изданием самой массовой в новейшей российской истории художественно-публицистической книги, Т. Шевкунов взялся за историю страны и пропаганду клерикально-монархической ее версии в общероссийском масштабе. С этой целью одиозный архимандрит инициировал проект «Россия – моя история» – систему мультимедийных псевдоисторических парков-выставок, в которых представлена тихоновская концепция многовековой истории России. Выше мы уже писали о содержании этих антинаучных экспозиций, призванных представить историю нашей стране в ультраконсервативном и псевдопатриотическом ключе. Отметим лишь, что даже выступая на открытии одного из парков в Екатеринбурге Т. Шевкунов не смог удержаться от очередного исторического подлога и приписал В. Ленину фразу «А на Россию мне плевать», которую лидер большевиков в действительности никогда не произносил [170] .

Используя свои давние связи с В. Мединским и другими ультраконсерваторами во власти, Т. Шевкунов добился того, что Минобрнауки России предложило ректорам вузов использовать эти экспозиции для организации внеучебной работы студентов и для переподготовки учителей истории. По данном правозащитников, «с 2013 года только через систему президентских грантов на создание контента выставки было выделено почти 150 млн рублей, через субсидии Минкульта – 50 млн рублей, техническое обеспечение выставок обошлось в 160 млн, а на строительство павильона на ВДНХ, где сейчас постоянно располагается выставка, потрачено 1,5 миллиарда. Кроме того, выставки активно финансирует российский бизнес. Получаемое бюджетное финансирование абсолютно не конкурентно, то есть фактически в 2013 году под конкретную идею конкретного лица была создана конкретная сеть организаций, которым была гарантирована финансовая поддержка на несколько лет вперёд [171] .

Т. Шевкунов и В. Мединский на подписании соглашение о продвижении исторических парков «Россия – Моя история»

Именно Т. Шевкунова связывают с ультраконсервативной волной, накрывшей российский мир культуры в последние годы: «дело Тангейзера» в Новосибирске, уголовное преследование режиссера Кирилла Серебренникова и, конечно, попытки срыва выхода на широкий экран фильма «Матильда». Последний скандал явственно обозначил связь Т. Шевкунова с сектой царебожников и примыкающими к ней околоцерковными и политическими группами. В связи с этим в СМИ даже появилась информация о конфликте между патриархом Кириллом и архимандритом Т. Шевкуновым. Патриарх якобы хотел по возможности дистанцироваться от этой темы, а Шевкунов использовал Н. Поклонскую и других царебожников, требующих запрета фильма. Как отмечал в связи с этим Всеволод Чаплин, «Тихон резервирует пространство для своей собственной деятельности, для своих собственных проектов, и я практически уверен, патриарху Кириллу это всегда не нравилось, всегда к этому относился с подозрением» [172] .

Т. Шевкунов, В. Путин и патриарх Кирилл

Контакты Т. Шевкунова с царебожниками и прочими фундаменталистами, тесно связанными с Западом, как представляется, могли быть налажены по двум направлениям: во-первых, через неомонархистов-белоэмигрантов вроде семьи Чавчавадзе и, во-вторых, через РПЦЗ – воссоединение с которой он всеми силами продвигал в Патриархии. Неслучайно поэтому, что именно Т. Шевкунов стал секретарем Патриаршей комиссии по изучению результатов экспертизы останков членов царской семьи. На этой должности он прославился своим требованием вызвать на допрос в Следственный комитет Российской Федерации экс-президента СССР М. Горбачева [173] , а также скандальной попыткой «вбросить» в общественное пространство версию о «ритуальном убийстве» царской семьи. Так, на возглавляемом Т. Шевкуновым портале «Православие.ru» был опубликован документ под названием «Вопросы, поставленные следствию и экспертным группам Следственным комитетом РФ, экспертами и представителями православной общественности» [174] , в котором, в частности, содержалось требование «провести экспертизу о вероятности ритуального убийства Царской семьи», а также задавался вопрос о том, «есть ли у следствия иное объяснение «каббалистическим знакам», которые расшифровал Энель (Скарятин)?». Напомним, что именно в изданном заграницей мистиком-белогвардейцем М. Скарятиным сочинении «Жертва» впервые было выдвинуто утверждение, что расстрел царской семьи был оккультным ритуалом евреев-кабалистов. Более того, на страницах «Православие.ru» не побоялись озвучить и утверждения о том, что организаторы расстрела якобы привезли в Москву Якову Свердлову заспиртованные головы Николая II и императрицы Александры Федоровны. При этом в публикации Яков Свердлов был назван Янкелем, чтобы подчеркнуть его еврейское происхождение.

Т. Шевкунов подтверждал: «У нас самое серьезное отношение к версии ритуального убийства. Более того, у значительной части церковной комиссии нет сомнений в том, что это так и было» [175] . Архимандрит также отметил, что в число экспертов, которых РПЦ привлекла для работы со следствием, входит главный редактор сайта «Русская народная линия» Анатолий Степанов – неомонархист, ученик митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) – ультраконсерватора, антисемита и сталиниста [176] . Именно этот ультраправый ресурс, пропагандирующий в частности откровенно конспирологический фильм «Геополитика Апокалипсиса», первым написал о том, что РПЦ не отвергает версию о ритуальной расправе над царской семьей.

Разумеется, попытка введения в научный оборот этой конспирологической, антинаучной и антисемитской версии, фактически повторявшей основные положения т.н. «кровавого навета на евреев», который, казалось, был навсегда забыт вместе с разгромом Третьего Рейха, немедленно вызвала скандал. Возмутились историки и представители еврейских организаций, пострадала и международный репутация России. «В последние годы еврейская община России существует в условиях ослабевшего антисемитизма, который, если не исчез, то, по крайней мере, не пользуется поддержкой властей. Тем большую тревогу и возмущение вызывает широко обсуждаемая информация о том, что государственный орган – Следственный Комитет РФ – намерен расследовать версию о «ритуальном характере» убийства последнего русского царя» – было заявлено одной из крупных еврейских организаций [177] .

Набирающий обороты скандал, очевидно, вызвал раздражение на самом верху и Т. Шевкунов получил предупреждение. Он был вынужден дать несколько пространных интервью, в том числе центральным телеканалам, в которых фактически дезавуировал собственные более ранние заявления и начал говорить о том, что расстрел имел «символический характер» [178] . Тем не менее, после этой истории Т. Шевкунов серьезно укрепил свои позиции как неформального лидера ультраконсерваторов в РПЦ и поспособствовал хотя бы частичному возвращению в общественное пространство таких абсурдных и опасных для нашего общества идей, как возможность «ритуальных убийств», якобы организуемых евреями.

Можно по-разному относиться к слухам о том, что Т. Шевкунов якобы является духовником президента России, никаких достоверных подтверждений этому нет. Но, вне всякого сомнения, он является одной из самых мощных и зловещих фигур внутри РПЦ, и тесно связан со значительной частью российской правящей элиты. Очевидно также, что Т. Шевкунов стремится наводнить властные кабинеты своими ставленниками. Символично, кстати, что новой базой Т. Шевкунова стал именно Псков – тот самый регион, где был основан Изборский клуб – одно из самых мрачных псевдопатриотических объединений неофашистов и ульраконсерваторов. Т. Шевкунов также является членом клуба [179] и даже выступает там с докладами. Так, в одном из них он совершенно в традиции «изборцев» обрушился на либерализм, приписав ему все смертные грехи [180] . Позднее, Т. Шевкунов, не стесняясь, называл сектанта и сталиниста А. Проханова «примером русского патриота» [181] .

Т. Шевкунов напротив А. Дугина на одном из заседаний Изборского клуба

Еще опаснее, что взгляды этого человека были сформированы под непосредственным влиянием ультрамонархистов и РПЦЗ – организации, в силу своей истории исповедовавшей радикальный монархизм, черносотенство и власовщину, а также находившейся в тесном контакте со спецслужбами Соединенных Штатов, где с 1951 г. разместилась РПЦЗ. В связи с этим отметим, что, когда в 2009 г. Синод РПЦЗ открыто объявил перешедшего на сторону А. Гитлера генерала-предателя А. Власова патриотом России и борцом за ее свободу, Т. Шевкунов лишь мягко пожурил своих духовных братьев, признав, что «за выступлением зарубежного Синода стоит множество человеческих трагедий, в том числе и судьбы людей, преданных и брошенных во вражеском плену». Он подчеркнул также, что «просто надо это пережить. И понять, что тема, на которую нам приходится сегодня вести разговор, для многих в зарубежье – это неизлеченная… Я также глубоко убежден, что иерархия РПЦЗ, вся Зарубежная Церковь искренне стремятся к благу России. И что самое главное – они способны признавать свои ошибки. В этом их огромная, нравственная, христианская и человеческая сила. Но живут они в несколько другом мире» [182] . Самое поразительное, что даже для критики позиции РПЦЗ и самого А. Власова Т. Шевкунов не смог найти большего авторитета, чем известный монархист, антисемит и перебежчик И. Солоневич, которого он обширно процитировал в своем интервью.

Изучив биографию этого выпускника ВГИКа, ставшего ныне Псковским митрополитом, стоит задаться вопросом: может ли выращенный эмигрантами-ультрамонархистами церковный иерарх, закрывающий глаза на обеление предателей-власовцев, пропагандирующий «кровавый навет» и дружески заседающий за одним столом с фашистами и оккультистами, учить наш народ его истории?