Радикалы от православия. Секта «царебожников»

«Царебожие» – это еретическое учение о «царе-искупителе» Николае II, возникшее в православии в 1920-х гг. прошлого века. Читатель, уже хорошо информированный об иностранном происхождении идей многих российских ультраправых и неомонархистов, вряд ли сильно удивиться тому, что концепция «царебожия» возникла не в России, а за рубежом, в среде «белой» эмиграции. Основные идеи этого учения впервые были изложены в книге «Жертва», вышедшей в 1925 г. в Сербии за авторством некоего «Энеля» [97] .

Как выяснилось позднее, под этим псевдонимом скрывался белоэмигрант полковник Михаил Скрятин, перебравшийся после революции за границу. Будучи египтологом, а также мистиком и оккультистом, он в 1931 г. выехал из Европы в находящийся под британским контролем Египет, где вскоре получил пост директора Русского отдела египетского Министерства внутренних дел и одновременно стал старостой русской церкви в Каире [98] . Примечательно, что о сочинениях М. Скрятина высоко отзывался Рене Генон – французский традиционалист, один из кумиров неофашиста А. Дугина и его подельников по всему миру.

Учитывая, что Египет находился в это время под британским контролем, а английская разведка активно работала в среде русской эмиграции, можно с высокой долей вероятности предположить, что британские секретные службы контактировали с М. Скрятиным и, очевидно, способствовали его стремительным карьерным успехам в Египте, а, возможно, и направляли «духовные искания» этого белоэмигранта.

В своей книге М. Скрятин утверждал, что в убийстве Николая II наряду с политическими были и оккультные мотивы. В частности, именно в «Жертве» впервые было вброшено антинаучное утверждение о том, что расстрел 1918 г. был «ритуальным убийством», на месте которого якобы оставлена зашифрованная надпись: «Здесь, по приказу тайных сил, Царь был принесен в жертву для разрушения Государства». Оккультист М. Скрятин утверждал, что ответственность за расстрел лежит на организации черных магов, целью которых было «порабощение озверевшего человечества». Вскоре после издания «Жертвы» среде эмигрантов-монархистов стали популярны идеи канонизации последнего императора на основании сформулированного М. Скрятиным учения о «царе-искупителе», чья смерть сравнивалась с распятием Иисуса Христа [99] .

М. Скрятин, основатель «царебожия», оккультист и мистик


Это еретическое учение строится на тезисе о том, что убийство царя и его семьи – сакральная жертва за «триста лет грехов русского народа». «Царебожники» считают, что Николай II искупил эти «грехи», пожертвовав собой и своей семьей и приняв смерть от «евреев-большевиков». Животный антисемитизм является одной из характерных черт «царебожия»: сектанты искренне верят, что последний император погиб в ходе ритуального убийства в результате заговора хасидов и влиятельных еврейских кругов, ставивших себе целью погубить русский «народ-богоносец».

Хотя «царебожие» и было достаточно широко распространено в русской эмиграции и среди клириков Русской православной церкви заграницей (РПЦЗ), в СССР о нем почти ничего не знали. Однако с распадом Советского Союза «царебожники» появились и в России. Так, в 1990-е гг. способствовал распространению этой «ереси» одиозный санкт-петербургский митрополит-антисемит Иоанн (Снычев), призывавший к тому же к канонизации Ивана Грозного.

«Царебожники» каются перед памятником «царю-искупителю» в селе Тайнинское


В 1990-2000-е гг. «царебожие» из маргинального учения постепенно превратилось в одно из центральных идеологических течений внутри РПЦ. И сегодня практически невозможно найти крупный православный приход или монастырь, где бы в той или иной степени не были представлены «царебожники» и их последователи. Это вызывает опасения даже многих традиционных православных, которые не считают, что Николай II должен стать центральной фигурой в русском православии. Например, известный российский религиозный деятель Андрей Кураев прямо заявлял о том, что «такая идеология вызывает, безусловно, вопросы – потому что в христианстве искупитель только один – это Иисус Христос. И, разумеется, налицо здесь ересь, с которой нужно бороться». Категорически против «царебожия» выступал и священник Даниил Сысоев, чье убийство, совершенное неизвестными в 2009 г., до сих пор не раскрыто.

В настоящее время идеологию «царебожия» активно продвигают группы православных радикалов «Сорок сороков», «Царский крест», «Православные фашисты», «Христианское государство – Святая Русь», «Союз православных хоругвеносцев», «Черная сотня», центр «За Веру и Отечество» и др. Некоторые члены Священного синода РПЦ, многие представители власти и крупного бизнеса также симпатизируют идеям «царебожия». Особенно сильны позиции этих православных радикалов в Екатеринбурге: в идеологии «царебожия» этот город занимает такое же место, как Иерусалим в глазах простых христиан, поскольку именно здесь погиб «царь-искупитель».

У истоков распространения «царебожия» на Урале стоял митрополит Викентий (Морарь), возглавлявший в 1999-2011 гг. Екатеринбургскую епархию, ставшую под его руководством главной базой распространения «царебожия» по стране: уже в 2000 г. в урочище Ганина Яма под Екатеринбургом открылся монастырь в честь Святых Царственных Страстотерпцев, а в 2003 г. в Екатеринбурге завершилось возведение Храма-памятника во имя всех святых, в земле Российской просиявших, и т.д.

Другим духовным лидером «царебожников» является отец Сергий (Романов). Старцу всего 62 года, из которых около 15 лет он провел в местах лишения свободы: в советское время будущий «царебожник» был осужден по статьям «Убийство» и «Грабеж» [100] , а после выхода из тюрьмы стал келейником архиепископа Викентия (Мораря), который, открыв в нем организаторский талант, постриг уголовника в монашество и рукоположил его в священнический сан. Именно отсидевшим 15 лет за особо тяжкие преступления убийцей был создан знаменитый среди «царебожников» монастырь на Ганиной Яме, где, как они верят, захоронены останки царской семьи.

Старец Сергий (Романов)


Сейчас же «штаб» Сергия (Романова) переместился в женский Среднеуральский монастырь, где обитает около 300 монахинь и послушниц, а также десятки детей, бездомных, больных и т.д. В этой обители Сергий (Романов) практикует экзорцизм (изгнание бесов), а также собирает вокруг себя самых фанатичных последователей. Взгляды старца эклектичны и замешаны на чудовищной смеси христианского фундаментализма, монархизма, апокалиптики и национализма: он считает законной только царскую власть, уподобляет единство русского, украинского и белорусского народов Святой Троице, выступает против прививок, ИНН и чипов в паспортах. Примечательно также, что в подчинении отца Сергия находятся «тайные скиты» по всей Свердловской области, в которых обособленно от мира живут общины «царебожников».

Н. Поклонская, духовная дочь уголовника-старца Сергия (Романова) на шествии Бессмертного полка с портретом-иконой Николая II


Старец является духовником часто посещающей его Натальи Поклонской, экс-прокурора Крыма, а ныне депутата Государственной Думы, которая выполняет роль главного спикера и медийного лица «царебожников», используя для продвижения монархических идей свой официальный парламентский статус.

Хотя сама Н. Поклонская в публичной сфере ограничивается фанатичным почитанием фигуры последнего царя, другие последователи старца Сергия (Романова) более откровенно рассказывают о своих экстремистских взглядах. Так, например, в изданном монастыре брошюре «По приказу тайных сил. Что скрывали надписи в Ипатьевском доме» [101] утверждается, что император и его семья были убиты накануне важного иудейского праздника, а на месте расстрела представители хасидов оставили каббалистические символы.

В центре активности екатеринбургских «царебожников» также лежит «борьба с большевиками и наследием «преступного совка», которая выражается в навязчивых требованиях переименований и сноса советских монументов. Например, епископ Евгений (Кульберг) требовал снести один из символов города, памятник «Комсомолу Урала», а митрополит Кирилл (Наконечный) настаивает на переименовании Свердловской области [102]

Выходцем из Екатеринбурга является также бизнесмен и политик Антон Баков, лидер Монархической партии Российской Федерации, призывающий к установлению в России конституционной монархии «мирным, конституционным путем, с соблюдением общепринятых демократических процедур, в строгом соответствии с действующим законодательством» [103] и учредивший виртуальное государство «Императорский Престол» во главе с «наследником дома Романовых» Николаем III (принц Карл Эмих Николаус Фридрих Герман цу Лейнинген, правнук великого князя Кирилла Владимировича). Хотя деятельность А. Бакова отчасти и носит фарсовый характер, он, тем не менее, создает постоянные информационные поводы, направленные на муссирование «монархической повестки» в российской публичном пространстве. Отметим также, что заместителем председателя правительства «виртуального государства» значится одиозный политолог Станислав Белковский [104] .

Наряду с Екатеринбургом центрами российского «царебожия» являются возглавляемый ультрамонархистом, антисемитом и сталинистом старцем Петром (Кучером) Боголюбовский женский монастырь под Владимиром и Дивеевский монастырь под Арзамасом, где живет певица Жанна Бичевская, воспевающая в своем творчестве самодержавие и призывающая к расправе над противниками «царебожия» и «черной саранчой»:

Новые Европы, новые хазары, новые мамаи – Родине грозят….
И не будет зоны, лагерей и тюрем, – все враги России будут казнены!
Мы врага настигнем по его же следу и порвем на клочья, Господа хваля.

Отметим, что под эвфемизмом «хазары» Ж. Бичевская и имеет в виду евреев [105] : «царебожники» в принципе помешаны на теме «жидомасонского заговора», а многие из них даже не считают нужным скрывать свои фашистские взгляды. Так, в 2012 г. в Москве 18 июля прошло шествие (т.н. «Царский марш», приуроченный к годовщине расстрела царской семьи) экстремистской организации «Православные фашисты», активисты которой утверждали, что действуют с благословения Троице-Сергиевой лавры [106] . Несколько сотен бойцов организации прошли с портретами последнего императора, вскидывая руки в фашистском приветствии и выкрикивая «России – русский порядок!». Организаторы открыто говорили о необходимости немедленной реставрации монархии и установления православия в качестве государственной религии России.

«Царский марш» 2012 г. в Москве


Троице-Сергиева лавра связана и с организацией «Сорок сороков», использующей в официальных материалах аббревиатуру «СС» в качестве самоназвания, получившей широкую известность после череды скандалов, связанных с выходом фильма «Матильда». Движение, созданное для «защиты православных храмов и Троице-Сергиевой лавры», объединяет несколько сотен «православных активистов», имеющих опыт боевых действий и единоборств. «СС» впервые громко заявило о себе в 2015-2016 гг. в ходе конфликта при строительстве духовного учреждения на месте московского парка Торфянка, когда противники сноса парка обвиняли движение в нападениях на активистов, силовом давлении и угрозах. Лидер организации неонацист Андрей Кормухин неоднократно утверждал, что Россия может существовать только в качестве православного религиозного государства [107] . В одном из своих интервью он даже признался: «Мы боремся за то, чтобы Православие стало фундаментом национальной идеи. Только в этом случае мы сохранимся как народ, у которого есть будущее. Наше движение называет себя «воинами Христовыми» [108] .

Тихон (Шевкунов), Патриарх Кирилл и А. Кормухин


Неомонархическая идеология пустила глубокие корни в России – сегодня в стране существует целая сеть организаций, пропагандирующих идею реставрации монархии. Эта сетевая структура опирается на финансовые возможности т.н. «православных бизнесменов» и включает в себя общественные и религиозные объединения, информационные ресурсы и целую плеяду общественных и политических деятелей, часто тесно связанных с РПЦ. Есть у новоявленных монархистов и свое силовое крыло – «казачьи дружины», полувоенизированные организации «религиозных активистов» и тайные боевые структуры со своими лагерями подготовки и секретными базами. Очевидно, что в самое ближайшее время неомонархисты поставят вопрос о создании собственной политической партии, возможно, на основе таких общероссийских движений, как «Двуглавый орел», чья деятельность день ото дня становится все более заметной.

Разумеется, лозунги при этом выдвигаются самые благообразные: «восстановление исторической традиции», «возвращение к корням», «установление традиционной политической системы» и тому подобные примеры демагогии в ультраконсервативном, черносотенном духе. Но кому же в действительности служат неомонархисты и какие цели они преследуют? Для ответа на этот вопрос необходимо ясно и четко понимать следующее.

Во-первых, современный российский неомонархизм исторически относится к монархическо-православным группам, кружкам и салонам, существовавшим в Советском Союзе. А разобранные нами биографии виднейших представителей монархического движения советского периода (Михалковы-Кончаловские, И. Глазунов) явно показывают, что эти люди не только яростно ненавидели советский строй, но и прямо сотрудничали с силами, боровшимися с СССР в годы Великой Отечественной и холодной войн. Разумеется, они теснейшим образом были связаны и с эмигрантскими организациями, такими как НТС, о чьей преступной деятельности на службе Рейха, а позднее и ЦРУ, мы подробно писали в первой книге нашего исследования. Нет поэтому ничего удивительного, что советские монархисты приветствовали распад СССР и видели в нем долгожданный реванш за Гражданскую войну и разгром нацистской Германии, на стороне которой сражались тысячи бывших белогвардейцев. Нынешние неомонархисты, рядящиеся в одежды «ультрапатриотов», в действительности являются духовными наследниками гитлеровских союзников и агентов американских спецслужб – предателей, десятилетиями работавших на наших врагов, сознательно и целенаправленно разрушавших СССР.

Во-вторых, неомонархическая идеология, и в особенности такое ее направление, как «царебожие» в принципе является чуждой для России и иностранной по своему происхождению концепцией. Виднейшие теоретики «монархического реванша», такие как И. Солоневич, или создатель версии о «ритуальном убийстве» последнего царя М. Скрятин, «творили» вдали от России в теснейшем контакте с западными фашистами и ультраправыми, мистиками, оккультистами и кураторами из западных разведок, присматривавшими за русской эмиграцией. Разумеется, рожденные в таких обстоятельствах доктрины, поднятые на знамена современными российскими неомонархистами, не имеют никакого отношения к реальной российской истории и политической традиции – они созданы на Западе и уже поэтому могут служить только и исключительно его интересам.

В-третьих, существующий немонархический проект, если отбросить православно-традиционалистскую риторику, рассчитанную на одурманивание простых граждан, является проектом «олигархического реванша» в России. Реальный неомонархический сценарий будет означать не просто реставрацию той или иной формы самодержавия, но и создание в России неосословного общества с герметичной социальной структурой и закрытой политической системой, где нет места социальной справедливости, политическому плюрализму и общественному прогрессу. В этом «дивном новом мире» 0,1 % населения – новоявленной аристократии – будет контролировать все значимые экономические, финансовые и природные ресурсы, а прочие жители – представители «подлых сословий» – станут простой обслугой, чернью, не гражданами, а подданными. Никакой другой монархии в представлениях постсоветских идеологов неомонархизма быть не может: только жесточайшая эксплуатация населения и окончательный демонтаж социального государства, ставка на религиозный фанатизм, мракобесие и прочий «традиционализм» в самых диких его проявлениях. В связи с этим показательно, что первым спонсором монархических движений в Российской Федерации стал одиозный олигарх Владимир Гусинский, а ближе всего к реализации своих черных замыслов неомонархисты были накануне выборов 1996 г., когда российские олигархи всерьез опасались «красного реванша» и пересмотра итогов приватизации.

Поняв, что «оранжевый сценарий» в России провалился, они взяли на вооружение псевдопатриотическую идеологию неомонархизма, при помощи которой рассчитывают вернуться к власти, на этот раз навсегда. Значительная часть правящего ныне класса, обеспокоенная лишь сохранением своего сверхбогатства, несомненно, будет заинтересована в неомонархизме, как инструменте сохранения своих капиталов и власти. Но зачем этот нужно нам – большинству граждан России?