НТС как элемент подрывной инфраструктуры США

Рональд Рейган © jnsm.com

Ещё в начале 1949 г. на Совете НТС в качестве «отправной методической идеи» организации была принята «молекулярная теория», разработанная В. Поремским, которая постулировала создание в СССР инфраструктуры влияния солидаристов в виде сети ячеек по 2-3 человека, в целях конспирации связанных только с центром, но не между собой. Сеть должна была работать на мобилизацию населения «для открытых выступлений против власти под знаменем НТС». Западным центрам солидаристов следовало направлять в СССР агентов, которые бы самостоятельно распространяли по Советскому Союзу нтсовские идеи.

Для этого представители НТС всеми силами пытались установить контакты с гражданами Советского Союза, которые со второй половины 1950-х гг. всё активнее выезжали за рубеж в составе научных, культурных и спортивных делегаций, туристических групп, а также с моряками дальнего плавания. При этом американские спецслужбы оказывали щедрую финансовую помощь солидаристам в налаживании контактов с советскими путешественниками: граждан СССР, прибывавших на Запад, на каждом шагу встречали люди из НТС, раздававшие им свои книги, газеты и журналы – в основном, на русском и украинском языках. Чтобы привлечь внимание интеллигентной публики к своим пропагандистским материалам, нтсовцы печатали в своих изданиях в т.ч. таких известных авторов как А. Ахматову, М. Булгакова, А. Галича, А. Гладилина, В. Гроссмана, Б. Окуджаву, Б. Пастернака, Г. Померанца, А. Сахарова, А. Солженицына (есть, впрочем, и данные о его собственных симпатиях к тематике коллаборационизма) [42] , В. Солоухина и др.[43] Примечательно, что А. Галич в 1974 г. даже вступил в НТС. Однако большинство эмигрантов «третьей волны» из-за одиозного прошлого НТС предпочитало всё же строить свои отношения с солидаристами не напрямую, а через издательство «Посев».

Масштаб распространения подрывной литературы был впечатляющим: в 1968-1978 гг. советским гражданам было передано около 230 тыс. экземпляров, а в 1978-1988 гг. – уже около 560 тыс. В 1977 г. начало выходить специальное ежеквартальное издание «Посева» для распространения специально в Советском Союзе, а в 1983 г. стартовала адресная рассылка публикаций НТС гражданам СССР, временно проживавшим за границей. Среди адресатов в первую очередь были журналисты, чиновники МИДа и других ведомств.

Важным фронтом пропагандистской борьбы НТС стал и т.н. «тамиздат» – издание на Западе и нелегальная отправка в СССР запрещённых книг и журналов. Ещё осенью 1956 г. издательство «Посев» обратилось со страниц журнала «Грани» к советским деятелям искусства, литературы и науки с предложением посылать для издания их труды, которые не могли быть опубликованы в СССР. В том же году решением Совета НТС был создан «Фонд свободной России» для сбора денег со стороны эмиграции и от её «иностранных друзей». Собранные Фондом средства шли на поддержание связи между оппозиционными группировками в СССР и их зарубежными кураторами, а также на гонорары авторам, вывоз рукописей и переправку в Советский Союз изданной за рубежом нелегальной литературы.

В результате только за 1965-1975 гг. НТС вывез из СССР и опубликовал на Западе более 1000 рукописей и документов как литературного, так и откровенно публицистического характера. В «Гранях» издавались такие знаменитые прозаики и поэты, как В. Войнович, В. Шаламов, Г. Владимов, В. Солоухин, В. Аксенов, Б. Ахмадулина, И. Бродский, Н. Коржавин, молодые поэты из неформальной группы СМОГ и др. Кроме того, в издательстве «Посев» вышло собрание сочинений А. Солженицына и две книги А. Сахарова, которые также незаконно переправлялись в СССР.

Солидаристы активно сотрудничали также с советскими диссидентами и правозащитниками. Для помощи им в 1972 г. была создана отдельная нтсовская организация – Международное общество прав человека (МОПЧ), руководителем которого назначили Ивана Агрузова, возглавлявшего до этого «закрытую» работу НТС. В 1970-е и 1980-е гг. члены НТС участвовали также в формировании и работе одного из первых на территории СССР «независимых профсоюзов» – Свободного межпрофессионального объединения трудящихся (СМОТ), через который прошло до полутора тысяч человек [44] .

Необходимо отметить, что НТС стремился быть «зонтничной» организацией для всех «белых» и неофашистских групп русской эмиграции. В октябре 1956 г. по инициативе солидаристов было созвано совещание представителей эмигрантских организаций с участием Азербайджанского национального объединения; Калмыцкого комитета; Объединения армянских борцов за свободу; Российского национального объединения; Союза борьбы за свободу России, Украинского освободительного движения; Центрального объединения политических эмигрантов из СССР [45] . На совещании было принято решение созвать «Конгресс за права и свободу в России», который состоялся в апреле 1957 г. в Гааге. Основную роль в его организации и проведении сыграло издательство «Посев» в лице его будущего руководителя Л. Papa. Из 81 участника Конгресса 33 были членами НТС, а остальные представляли различные направления российской эмиграции, объединённые общей ненавистью к Советскому Союзу [46] .

Интенсивными были западноевропейскими и контакты идеологическими солидаристов союзниками: с их Молодыми солидаристами (Дания), Молодыми консерваторами (Норвегия), Движением «Европейская цивилизация» (Италия), Движением молодых революционеров (Франция), из которого в будущем сформируется знаменитый ныне «Национальный фронт», и т.д. В октябре 1971 г. был даже образован Центральный совет европейских солидаристов, объединивший ультраправые движения Западной Европы. Один из лидеров французского Движения молодых революционеров Ж.-Ж. Мальяракис (Jean-Gilles Malliarakis) признавал впоследствии влияние идей солидаристов на его организацию, что хорошо заметно даже по символике французских ультраправых.

Европейские неонацисты и солидаристы стояли на общих идеологических позициях: между коммунизмом и либерализмом ультраправым движениям нужно было выбрать некий «Третий путь», альтернативный марксизму и капитализму. Строго говоря, это был «обновлённый», но в сути своей всё тот же фашизм, который с 1920-х гг. противопоставлял себя как либерализму, так и социализму. Парафашистская идеология «Третьего пути» пустила глубокие корни в европейской «альтернативной» политической мысли, питаясь идеями итальянского философа-фашиста барона Ю. Эволы и его многочисленных последователей в странах Западной Европы, а также наработками русских солидаристов, таких как философ и член НТС С. Левицкий. В первой половине 1970-х гг. даже выходило общеевропейское издание ультраправых – «Вестник европейских солидаристов» (Bulletin of European Solidarists), чьим редактором был назначен член НТС и священник Германской епархии РПЦЗ Н. Артёмов [47] .

О влиянии русских солидаристов на их европейских союзников по «правому» движению говорит и распространение нтсовской символики в лагере неофашистов. Так, один из лидеров французских ультраправых Ж.-Ж. Мальяракис отмечал, что в качестве символа его движения был выбран трезубец, который символизировал трёхстороннее единство учения итальянского оккультного фашиста Ю. Эволы, идеологии традиционалистского интеллектуального клуба «Группа учения идеологии изучения и исследования европейской цивилизации» (Groupement de recherche et d’etudes pour la civilation europeenne, GRECE) и неофашистской группы «Новое сопротивление» (Nouvelle Résistance).[48]

Символика французских ультраправых [49]
Символика НТС [50]
Символика современных украинских неонацистов. Пример 1
Символика современных украинских неонацистов. Пример 2

Ж.-Ж. Мальяракис примечателен тем, что был лично знаком с лидером французских ультраправых Ж. М. Ле Пеном ещё в 1950-х гг. [51] , а в 1974 г. вступил в Национальный фронт, но вышел из организации из-за «недостаточной радикальности», а впоследствии основал собственное движение «Третий путь» [52] (ныне движение и идеология были возрождены С. Аюбом). По некоторым данным, Мальяракис, как и многие другие ультраправые, был участником совещаний со структурами «Гладио» [53] (Gladio) – зловещей секретной террористической сетью, созданной американской разведкой для дискредитации и вытеснения «левых» из власти в странах Западной Европы и для «сплочения» стран-членов НАТО перед лицом «советской угрозы» [54] .

Символично, что в настоящее время нтсовский трезубец ассоциируется, прежде всего, с украинскими неонацистами, строящими всё свою политическую идентичность на ненависти к России и русским.

Европейские «союзники» оказывали постоянную информационную поддержку НТС, а также участвовали в антисоветских акциях солидаристов. Например, один из лидеров французских неонацистов Ф. Бержерон (Francis Bergeron) участвовал в 1975 г. в раздаче листовок, пропагандирующих литературу А. Солженицына, на Красной площади [55] , а его «коллеги» по ультраправому подполью из Комитета фламандского содействий для стран Восточной Европы (le Vlaams Aktiekomitee voor Oost-Europa) помогали солидаристам переправлять их пропагандистскую литературу в Советский Союз. [56]

Газетная заметка о «подвиге» французских союзников русских солидаристов

Сотрудничество русских солидаристов с европейскими ультраправыми имело много аспектов, но важнейшим его элементом была борьба за общественное мнение стран Западной Европы, которое НТС стремились повернуть против Советского Союза. Закономерно, что этот альянс сложился именно в 1960-1970-е гг., когда на фоне интенсификации процессов евроинтеграции и постепенной консолидации Западной Европы началось постепенное сближение Москвы и европейских столиц (т.н. конвергенция), имевшее как политические (Хельсинские соглашения), так и экономические (сделка века «газ-трубы») измерения. Разумеется, Соединённые Штаты не были заинтересованы ни в консолидации Европы, ни в её сотрудничестве с СССР, а солидаристы послушно включились в американскую игру против Европы и Советского Союза.

Но, несмотря на активную международную деятельность, НТС оставалась, прежде всего, подконтрольной западным разведкам подрывной организацией, игравшей в холодной войне на стороне врагов Советского Союза. Закономерно поэтому, что уже в самом начале 1980 г. на фоне окончания политики «разрядки» и очередного витка советско-американского глобального противостояния было принято заявление Исполнительного бюро Совета НТС об Афганистане, в котором утверждалось: «Наши войска введены на территорию размером больше Украины, с 15-миллионным населением, которое враждебно настроено по отношению к оккупантам. Афганский народ не звал нас «на помощь» так же, как и венгерский народ в 1956 году или чехословацкий в 1968 году. Повстанческое движение, возникшее после насильственного захвата власти афганскими коммунистами, будет продолжаться» [57] . Примечательно, что в этом с нтсовцами была солидарна и большая часть советских диссидентов из «либерального» лагеря, которые также выступили категорически против операции в Афганистане [58] .

Дело, впрочем, не ограничилось заявлениями: солидаристы активно включились в борьбу с Советским Союзом в Афганистане, которую руками афганских моджахедов вели Соединённые Штаты. Ключевыми представителями НТС на этом направлении стали отец и сын Борис и Георгий Миллеры, организовавшие участие нтсовцев в этом конфликте на стороне врагов СССР. В рамках секретной программы «Рамазан» солидаристы установили контакты с «душманами» и принимали активное участие в мероприятиях по моральному разложению личного состава ВС СССР, расквартированного в Афганистане, подталкивая советских солдат к дезертирству, которое обычно заканчивалось для них гибелью от рук моджахедов [59] . Оказавшихся же в плену советских военнослужащих представители ЦРУ допрашивали и вербовали также при активном участии «помощников»-нтсовцев [60] .

Кроме того, за всё время войны солидаристы распространили около 600 тыс. пропагандистских листовок, направленных против советской операции в Афганистане, а также оказывали постоянную информационную и моральную поддержку «душманам» [61] . Так, в 1982 г. представительство НТС в Мадриде организовало пресс-конференцию с руководителем моджахедов С. Гилани, где тот открыто заявлял, что у НТС и афганских боевиков «общий враг – «коммунизм».

Стоит отметить, что за проведение операций в Афганистане в НТС отвечал упоминавшийся «Закрытый сектор» – наиболее опасная, противозаконная и секретная часть организации, через которую непосредственно осуществлялись контакты с западными разведками. Через «Закрытый сектор» также шла работа нтсовцев и их британских и американских кураторов с правозащитниками в СССР [62] и агентами влияния солидаристов в ФРГ, Франции, Бельгии, Голландии, Даний, Швеции и Австрии, в странах Британского содружества и некоторых государствах Юго- Восточной Азии.

Таким образом, на протяжении 1950-1980-х гг. солидаристы стали важнейшим элементом американской антисоветской инфраструктуры. НТС на средства американской и британской разведок создавал на территории Советского Союза свои политические и разведывательные ячейки, позволявшие огромными тиражами распространять в СССР подрывные материалы. Именно литература и сотрудничество с популярными авторами, распространение произведений которых в СССР было затруднено, стало важнейшим каналом подчас скрытой пропаганды нтсовских идей в советском обществе. Более того, солидаристы открыто сотрудничали и идеологически «окормляли» европейских ультраправых – наследников разгромленных Советским Союзом фашистов и нацистов, которые в послевоенные годы выступали важными союзниками НТС в борьбе за общественное мнение стран Западной Европы, которое солидаристы стремились повернуть против СССР.
Но борьба НТС с Советским Союзом не ограничивалась исключительно идеологическим пространством. не В ходе операции в Афганистане солидаристы стали прямо сотрудничать с моджахедами и их американскими спонсорами. Как и в годы Второй мировой войны под разговоры «о защите русского народа» и «поиски третьего пути» нтсовцы в действительности открыто выступили на стороне врагов Советского Союза, не гнушаясь прямого соучастия в гибели солдат Советской армии.

Таким образом, с начала 1920-х и до конца 1980-х гг. эмигранты и солидаристы проделали заметную «политическую эволюцию», пройдя большой и кровавый путь от «белых» изгнанников с наивными мечтаниями о восстановлении «России при старом режиме» до откровенных агентов иностранных спецслужб, сражающихся на стороне афганских моджахедов по заданию своих кураторов из американской и британской разведок.

На этой грязной дороге происходила постоянная нравственная и политическая деградация эмигрантских структур. Ведь созданные «белыми» генералами в 1920-е гг. объединения, такие как РОВС, ещё имели собственные цели и программу действий (свержение советской власти и хотя бы частичная реставрация дореволюционных порядков в России), а также обладали определённой самостоятельностью и могли сотрудничать с иностранными державами постольку-поскольку это отвечало их собственным политическим задачам. Однако появившиеся уже в начале 1930-х гг. эмигрантские фашистские группы в большинстве случаев были напрямую инспирированы иностранными разведками и не обладали даже минимальной самостоятельностью. Сотрудничество же с нацистами в период Второй мировой войны и соучастие в гитлеровских преступлениях закономерно привело «белых» к службе США в годы холодной войны, ведь только поддержка американской и британской разведок давали им гарантии безопасности и защиты от судебного преследования за их преступления в годы войны.

Утратив после войны всякую политическую субъектность и самостоятельность, солидаристы превратились в простое орудие – в элемент американкой подрывной инфраструктуры, который мог использоваться по усмотрению хозяев как против СССР, так и против, например, расширения европейской интеграции. Идеологическая какофония и нелепые попытки объединить в рамках своей «доктрины» все маргинальные течения лишь маскировали то, что единственной и неизменной целью солидаристов было уничтожение Советского Союза, ради чего они шли на любые преступления и предательство собственного народа.